Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Августовский путч. Летопись событий.

Москва

8.00. Министр обороны СССР Д.Т. Язов провел совещание с высшим военным руководством, на котором сообщил о возможном введении ЧП в стране и необходимости взять под охрану воду, продовольствие, госучреждения, поддерживать общественный порядок. Командующий Московским военным округом генерал Н.Н.Калинин получил задание быть в любой момент готовым ввести в Москву войска 2-й гвардейской мотострелковой дивизии и 4-й гвардейской танковой дивизии, командующий воздушно-десантными войсками П.С.Грачев — подготовить к вводу в Москву 106-ю Тульскую воздушно-десантную дивизию. Команда на ввод войск, может поступить уже сегодня.

9.00. Из Свердловска в Москву прилетел А.И.Тизяков.

Не ранее 10.00. Плеханов проинструктировал Генералова о цели полета в Крым.
Из протокола допроса Плеханова Ю.С.:
«В Форос с целью убедить Горбачева уйти в отставку отправится группа высокопоставленных лиц. Если Горбачев откажется принять ультиматум — придется его изолировать на даче».
Степанков В. Г., Лисов Е. К. Кремлевский заговор. М.: Изд-во «Огонек», ОГИЗ, 1992.— 320 стр.

11.00.
Председатель КГБ СССР В.А.Крючков провел собрал оперативное совещание, на котором сообщил всем заместителям и начальникам управлений КГБ СССР, что в стране вводится ЧП и отдел следующие распоряжения:
- начальнику Третьего Главного управления (особые отделы КГБ СССР в Вооруженных Силах) вице-адмиралу Жардецкому и начальнику управления «3» (защита конституционного строя) Воротникову сформировать и отправить в Эстонию, Латвию и Литву группы сотрудников КГБ.
- заместителю председателя КГБ Лебедеву организовать слежку за группой лиц по особому списку, а в случае необходимости арестовать.
- начальнику 7 управления Расщепову обследовать обстановку вокруг дачи Бориса Ельцина, куда тот, судя по имеющейся в КГБ информации, собирался прибыть после прилета из Алма-Аты.
- заместителю начальника ПГУ Жижину доработать текст выступление Крючкова на ТВ в связи с введением ЧП.

12.30.
Председатель кабинета министров В.С. Павлов позвонил в Тульскую область председателю Крестьянского Союза СССР, председателю колхоза им. В.И.Ленина Василию Стародубцеву и попросил его завтра прибыть в Москву.

12.00—15.00. Павлов дважды разговаривал с председателем Верховного Совета СССР Анатолием Лукьяновым, отдыхавшим на Валдае.
13.30. В Москву из Крыма срочно прилетел министр внутренних дел Борис Пуго.
15.00 - 17.30. Крючков находился в министерстве обороны у Язова, с 15.20 к ним примкнул министр внутренних дел Борис Пуго. Язов и Крючков ввели Пуго в курс дел, в том числе рассказали, что в Форос для переговоров с Горбачевым вылетела группа ГКЧП. Договорились, что встретятся в 20.00 в Кремле в кабинете Павлова, куда должны были прибыть после возвращения из Крыма Бакланов и другие.
15.35 Вице-президент СССР Янаев Г.И. отправился в гости к своим друзьям в дом отдыха «Рублево», где  в 16.30 по радиосвязи его разыскал Валентин Павлов. Янаев пообещал Павлову быть на вечернем совещании в Кремле.

16.45. Адъютант министра обороны вылетел на двух вертолетах «МИ-8С», принадлежащих авиаотряду особого назначения 269 полка, с подмосковного военного аэродрома «Чкаловский» на Валдай за Лукьяновым.
17.30. Крючков позвонил министру иностранных дел Александру Бессмертных в Белоруссию, где тот отдыхал, и попросил его срочно прибыть в Москву, сказав, что самолет командующего Белорусским военным округом для него уже заказан.

18 августа. Воскресенье. Крым. Форос. Объект «Заря».
11.00. – 12.00. Телефонный разговор М.С.Горбачева с Г.И.Янаевым.

Форосская резиденция Президента СССРИз протокола допроса М. Горбачева:
— ...Я сидел, работал над выступлением на церемонии подписания Союзного договора. Самолет на завтра был уже заказан, договорились, кто полетит. Раиса Максимовна тоже решила лететь со мной. Днем, примерно в 11— 12, разговаривал с вице-президентом Янаевым. Он спросил меня, когда я завтра точно прилетаю. Я ответил, что вечером. Он пообещал меня встретить.
Степанков В. Г., Лисов Е. К. Кремлевский заговор. М.: Изд-во «Огонек», ОГИЗ, 1992.— 320 стр.

 

16.32. Закончился телефонный разговор М.С.Горбачева с Г.Х. Шахназаровым о выступлении на церемонии подписания Союзного договора.
16.35. Отключение всех систем и линий связи на объекте «Заря».

Из свидетельства старшего техника-телефониста коммутатора «Мухалатка» Т.Викулиной: –
...Я только собралась соединить Горбачева с его помощником Шахназаровым — вдруг откуда ни возьмись за моей спиной появились офицеры правительственной связи. Сейчас, говорят, отключим связь с Горбачевым. Я в ответ: «Только что сообщила Горбачеву, что соединяю его с Шахназаровым. Неудобно теперь не  соединять». Как только разговор с Шахназаровым закончился, связь тут же пропала. Следующим должен был с Михаилом Сергеевичем Горбачевым говорить председатель Верховного Совета Белоруссии Дементей. Но офицеры — они уже распоряжались на коммутаторе — посоветовали ему положить трубку и больше не беспокоить президента звонками...
Степанков В. Г., Лисов Е. К. Кремлевский заговор. М.: Изд-во «Огонек», ОГИЗ, 1992.— 320 стр.

16.50. Начальник личной охраны Президента генерал-майор КГБ Медведев В.Т. доложил о прибытии группы лиц из высшего руководства страны с целью встречи с М.С.Горбачевым в составе: Шенина О.С., Варенникова В.И., Бакланова О.Д., Болдина В.В., Плеханова Ю.С. 

Из протокола допроса М.С. Горбачева:
От работы меня оторвал начальник личной охраны Медведев. Он зашел ко  мне с известием, что приехала группа товарищей. Я спросил, что это за визит, не согласованный со мной? Как эти люди здесь оказались, ведь охрана не имеет права их пропускать? Говорит, что с ними Плеханов и Болдин, руководитель аппарата президента. Вижу, что состояние самого Медведева необычное. Ну, хорошо, говорю, пусть подождут. Беру трубку, чтобы позвонить Крючкову, узнать, что это за миссия. Странно: уезжаю завтра, и вдруг какая-то группа. Телефон не работает, беру другой — то же самое.
Снял трубку внутреннего телефона — не работает. Все проверил — беру красный телефон — и он «мертв». Посмотрел на часы — 16.50...

Степанков В. Г., Лисов Е. К. Кремлевский заговор

16.45 –17.00. Состоялся быстрый разговор М.С.Горбачева с семьей.

Из дневника Р.М.Горбачевой:

М.С. и Р.М. Горбачевы в форосской резиденции Президента СССР«Ни на какие авантюры, ни на какие сделки я не пойду. Не поддамся ни на какие угрозы, шантаж". Помолчал. Добавил: "Но нам все это может обойтись дорого. Всем, всей семье. Мы должны быть готовы ко всему..."
Позвали детей. Я зачем-то попросила чай. Галина Африкановна - повар, принесла. Пить его, естественно, никто не стал. Рассказали Ирине и Анатолию о случившемся. От них узнали, что несколько минут назад в доме замолчало радио и перестал работать телевизор. У центральной
М.С. и Р.М. Горбачевы в форосской резиденции Президента СССР
входной двери, неизвестно откуда появившийся, стоит Плеханов. Спросил: "Где Михаил Сергеевич? К нему товарищи". Анатолий ответил: "Не знаю. Видимо, у себя".
Дети и я поддержали Михаила Сергеевича, его решение. Наше мнение было единым: "Мы будем с тобой".

"Раиса. Памяти Раисы Максимовны Горбачевой". М.: Вагриус, Петро-Ньюс, 2000, 320 с.

 

Из интервью дочери Горбачевых Ирины Горбачевой-Вирганской редактору радиостанции «Свобода» В.Тольцу:
Мы были этажом ниже, спальня и кабинет президента были этажом выше, и оттуда нас позвала мама. И я шла и говорила ей снизу: «Мам, подожди, я сейчас; у нас тут что-то с телефоном и телевизором...» А она  говорила: «Идите сюда, идите сюда...»
Владимир Тольц:
- Михаил Сергеевич уже сказал ей о том, что случилось?
Ирина Горбачева:
Он сказал ей, и они позвали нас. Для него события, я знаю, начались с того, что ему доложили о том, что прибыла делегация. И он снял трубку, поскольку он никого не приглашал, - а это все-таки резиденция президента СССР, куда без приглашения не возможно появиться, - он снял трубку для того, чтобы уточнить, что это такое и в связи с чем, и оказалось, - он потом проверил - все телефоны, они все были выключены.

Он сказал, что приехали эти люди - Шенин, Бакланов, Болдин, Плеханов, Варенников. Он сказал, что поскольку связь отключена, это уже очевидно, они на территории находятся без его приглашения и его ведома, что это похоже на какой-то вариант изоляции. Видимо, они будут излагать какие-то требования. Что чтобы ни было, он все понимает, что мы здесь с детьми, с семьей, но он ни на что соглашаться не будет, пока ему не дадут возможность связаться с внешним миром.     
                                           
Ирина Горбачева: 9 лет после Фороса. Программа «История и современность». Радио «Свобода». 20 августа 2000 ( http://archive.svoboda.org/programs/TD/2000/TD.081900.asp)
17.30-17.40 – М.С.Горбачев принял «заговорщиков».
Из воспоминаний М.С.Горбачева:
Рабочий кабинет в форосской резиденции Президента СССР.Пригласив в кабинет, я спросил, с какой миссией прибыли. Бакланов сообщил, что создан комитет по чрезвычайному положению. Страна катится к катастрофе, другие меры не спасут, я должен подписать Указ о введении ЧП. По сути дела, приехали с ультиматумом. Позднее, беседуя со  следователем, я узнал, что у них были с собой заготовленные для моей подписи документы — разные варианты.
Бакланов перечислил состав ГКЧП, причем назвал в числе его членов Лукьянова. Сказал, что Ельцин арестован, хотя тут же поправился: будет арестован по пути (из Алма-Аты, откуда он возвращался в Москву). Торопя события, заговорщики явно хотели таким способом дать мне понять, что они уже взяли          ситуацию под свой контроль и назад пути нет.

Кадр из фильма ВВС «Вторая русская революция»Все это были люди, которых я выдвигал и которые меня теперь предали. Я категорически отверг их домогательства, заявил, что никаких указов подписывать не буду.
— Вы и те, кто вас послал, обеспокоены ситуацией? Но я не хуже вас знаю обстановку в стране, и она тревожит меня не меньше, чем вас. Считаете, что нужны адекватные меры? Я такого же мнения. Главная из них уже подготовлена — это подписание нового Союзного договора. На заседании Совета Федерации 21 августа намечено обсудить ход выполнения экономической реформы. Вы же все спасение видите в чрезвычайных мерах.  Я с этим не согласен. Давайте созывать Верховный Совет СССР, Съезд народных депутатов, раз у части руководства есть сомнения в правильности политического курса. Давайте обсуждать и решать. Но действовать только в рамках Конституции, закона. Иное для меня неприемлемо. То, что вы себя загубите, — черт с вами, но ведь дело может кончиться большой кровью. Не тот стал народ, чтобы мириться с вашей диктатурой, с потерей свободы, всего, что было добыто в эти годы.

На мои доводы последовали рассуждения Бакланова, проникнутые «заботой» о моем здоровье, которое-де сильно подызносилось за напряженные годы перестройки.
— Не хотите сами подписывать Указ о введении чрезвычайного положения, передайте свои полномочия Янаеву, — предложил он. И добавил:  Отдохните, мы сделаем «грязную работу», а потом вы сможете вернуться. Я, разумеется, отверг это гнусное предложение.
— Тогда подайте в отставку, — проговорил Варенников.
— Не рассчитывайте. Вы, преступники, ответите за свою авантюру! — На этом разговор закончился. Мы попрощались. Когда они уходили, не сдержался и обругал их «по-русски».

 Горбачев М.С. Жизнь и реформы. Кн. 2. — М.: АО „Издательство «Новости»", 1995. С. 555 – 581.


Фрагмент сюжета «Заложники» спецвыпуска программы «Взгляд» о событиях 18 августа в Форосе

Из протокола допроса М.С. Горбачева:
Схема объекта «Заря» (из книги Степанкова и Лисова  «Кремлевский заговор»)...Вопрос: — Они документов никаких не представили?
Ответ: — Нет, документы мне не предъявлялись. Чувствовали они себя неуютно. Я определился — это же предатели. Разговор с моей стороны шел с ними жесткий, эмоциональный. Начали уговаривать, что я устал, у меня много работы, заговорили о здоровье — эту тему продолжил Бакланов.
Я напомнил, что на 20 августа назначено подписание Союзного договора. Последовал ответ: — «Подписания не будет».
Вопрос: — Это сказал Бакланов?
Ответ: — Да, Бакланов. Он же сказал: «Ельцин арестован». Потом поправился: «Будет арестован в пути». Это был, наверное, элемент шантажа, давления. Бакланов мне заявил примерно следующее: «Михаил Сергеевич, да от Вас ничего не потребуется. Побудьте здесь. Мы за Вас сделаем всю грязную работу».
Молчал долго Болдин. Стоял у окна, у меня за спиной, а затем тоже вышел вперед, высказался. Вижу: договоренность была — все должны сказать, все должны быть повязаны.
Я еще раз повторил, что ни на какие авантюры не пойду, никому полномочий не передам, никакого Указа не подпишу.
Варенников сидел напротив меня: — «Подайте в отставку!» Я ответил, что этого не будет. Он стал кричать...

Степанков В. Г., Лисов Е. К.  Кремлевский заговор..



18.15. – Группа участников переворота покинула дачу в Форосе

18. 15-18.20. М.С.Горбачев рассказал близким о цели визита заговорщиков:

Из дневника Р.М.Горбачевой:

Кадр из фильма ВВС «Вторая русская революция»Из кабинета вышел Михаил Сергеевич. В руках держал листок, подал его мне. Сказал: "Подтвердилось худшее. Создан комитет по чрезвычайному положению. Мне предъявили требование: подписать Указ о введении чрезвычайного положения в стране, передать полномочия Янаеву. Когда я  отверг, предложили подать в отставку. Я потребовал срочно созвать Верховный Совет СССР или Съезд народных депутатов. Там и решить вопрос о необходимости чрезвычайного положения и о моем президентстве".
"Сказали, что арестован или будет арестован, так я и не понял, Ельцин..." "Здесь, на листочке, фамилии членов комитета..."


Из интервью И.М.Горбачевой-Вирганской:
Мы сидели возле кабинета, там стоял такой диван перед входом в кабинет, там сидели я, мама и мой бывший муж, тогда муж. И когда они вышли, и там что-то еще Бакланов пытался маме сказать, мама отказалась с ними разговаривать, и папа не вышел из кабинета. И мы пошли сразу в кабинет к нему, а его там не было. Был такой шок, первое, что его нет в кабинете, но там был выход на балкон, он стоял на балконе спиной, и когда мы его увидели, вышли к нему туда, он показал клочок, где он пытался записывать фамилии тех, кто вошел в этот комитет, чрезвычайный комитет или как они его назвали. И тогда он нам рассказал.
                         

18.30. Начальник охраны М.С.Горбачева Медведев В.Т. самостоятельно выехал на аэродром «Бельбек» и позднее вылетел в Москву вместе с группой участников путча

19.30. Аэродром «Бельбек». Самолет с «путчистами» вылетел в Москву

19.40. Аэродром «Бельбек». Взлетная полоса заблокирована машинами аэродромной службы.

Форосская резиденция Президента СССР19.30-20.30. Аэродром «Бельбек». Варенников провел совещание с командующими военными округами: Киевским — генерал-полковником Чечеватовым, Прикарпатским — генерал-полковником Соколовым, Северо-Кавказским — генерал-полковником Шустко, командующим Черноморским флотом — Хронопуло, начальником ракетных войск и артиллерии сухопутных войск СССР — маршалом артиллерии Михалкиным, на котором сообщил, что, в стране вводится режим чрезвычайного положения и что «в связи с ухудшением состояния здоровья» М. Горбачева обязанности президента переходят к Геннадию Янаеву (Из материалов допросов Генеральной прокураторы)

21.00-22.30. Объект «Заря». М.С.Горбачев и А.С.Черняев обсудили происходящее:

Анатолий Сергеевич Черняев (1920 г.р.). Закончил исторический факультет Московского государственного университета (в 1938–41 и 1946–48). В 1950–1958 преподавал новую и новейшую историю в МГУ, одно время руководил кафедрой на историческом факультете. В 1958–1961 – работал в международном журнале «Проблемы мира и социализма» в Праге. С 1961 – референт, а позднее заместитель заведующего отделом Международного отдела ЦК КПСС. С 1976 – член Центральной ревизионной комиссии КПСС, с 1981 – кандидат в члены ЦК. В 1986-1991 – помощник Генерального секретаря ЦК КПСС, затем Президента СССР по международным делам. В 1986—1990 – член ЦК КПСС, народный депутат СССР (1989—1991). С 1992 - работает в Горбачев-Фонде. Участник Великой Отечественной войны. Награжден шестью орденами и медалью.

Из дневника А.С.Черняева
Кадр из фильма ВВС «Вторая русская революция»Итак: у входа в дачу стояли М.С., Р.М., Ирочка — дочь и Толя — зять. Пошутили: кому холодно, кому жарко: М.С. был в теплой кофте, за два дня перед тем ему «вступило» в поясницу. Проявился старый радикулит, в молодости он в проруби купался: был «моржом» и получил это  недомогание, которое время от времени его посещало. М.С. пробросил: «врачи просили беречься». Он вообще боится сквозняков.
Он был спокоен, ровен, улыбался. Ну, ты, — говорит, — знаешь, что произошло?
— Нет, откуда же мне знать! Я только из окна наблюдал. Видел Плеханова, Болдина. Говорят, какой-то генерал в очках, большой... и Бакланов.

Черняев А.С. Совместный исход. Дневник двух эпох. 1972–1991 годы. М.: РоссПЭН. 2008. С.984-969

После 22.00. Объект «Заря».

Из дневника Р.М.Горбачевой

Ксения - внучка М.С.ГорбачеваС дачи после работы никого не выпустили. Все, кто оказался сегодня здесь, оставлены: А.С.Черняев - помощник Президента, Ольга Васильевна - стенографистка, референт секретариата; медики, обслуживающий персонал. Все - в том числе из местного обслуживающего персонала - женщины, у кого дома семьи. Опечатали все машины. Сказали, самолет, на котором Михаил Сергеевич завтра должен был лететь в Москву, отправлен назад.
Пытаемся что-то услышать, уловить с помощью маленького карманного транзистора "Сони". Какое счастье, что он оказался с нами! По утрам, бреясь, Михаил Сергеевич обычно по нему слушает "Маяк". Взял его с собой в Крым. Стационарный приемник, имеющийся здесь, в резиденции, ни на одном диапазоне не дает приема. Маленький "Сони" работает. Но никаких особых сообщений нет. Все как обычно...

Договорились: Анатолий будет прятать транзистор. И никто не должен знать, что он у нас есть. Никто. Я буду делать более подробные записи.
Не сплю... Мучает горечь от предательства людей, работавших рядом с Михаилом Сергеевичем....

Внучка М.С.Горбачева НастяПо ассоциации в сознании всплывают кадры недавно виденной кинохроники: празднуется 70-летие Хрущева. Георгиевский зал заставлен столами...  Брежнев вручает награду... Сладкоречивые слова... Через несколько месяцев будут убирать Хрущева.
Что же происходит сейчас в стране, в Москве? В подмосковной резиденции Президента?
А люди, которые здесь с нами... Кто из них и что будет делать в этой обстановке?
Олег Анатольевич - прикрепленный, Плеханов оставил его старшим в личной охране Президента - сказал: "Михаил Сергеевич, мы с Вами". Но будет ли охрана до конца защищать нас или выполнит все-таки указание своего руководства?

Форосская резиденция Президента СССР...На что пойдут предатели? Стал опасен Михаил Сергеевич им сегодня или всегда был опасен? В последние годы несколько человек сообщили о фабриковавшихся в 1983-84 годах в следственных органах документах с целью обвинить Михаила Сергеевича во взятках. В приемную ЦК КПСС были переданы документы, из которых видно, что следователи требовали от подследственных давать ложные показания. Делалось это, несомненно, по приказу людей "самого высокого ранга в стране".
Книга "Раиса. Памяти Раисы Максимовны Горбачевой". М.: Вагриус, Петро-Ньюс, 2000, 320 с.
      
                                
Из интервью И.М.Горбачевой-Вирганской :

Вообще было ничего не понятно, когда вообще отрезан от мира и нет ни малейшего сообщения. Потом нашли транзистор, который оказался работающим, но там ничего не было 18-го. Потом потихонечку стала информация внутренняя стекаться, оказалось, что Черняева не выпустили, девушку-стенографистку не выпустили, медсестру не выпустили, которые находились в соседнем санатории. Потом оказалось, что Медведев исчез. Во что это выльется и что будет - было непонятно. Потому что, если он отказался, то есть он сразу их поставил в то, что они должны без его участия какие-то решения принимать. И мы не знали, будет ли продолжение или они остановятся. То есть вот эта самая первая ночь она была совершенно непонятной.

18 августа. Москва. Кремль.
20.00. – 24.00. Первое заседание членов Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) в Кремле.


Реконструкция по материалам допросов Генеральной прокуратуры:


На встрече присутствуют: Крючков В.А., Павлов В.С., Бакланов О.С., Пуго Б.К,  Около 20.30. прибыли Янаев Г.А. и Лукьянов А.П.

Крючков уступил Лукьянову свое место. Сам сел рядом, немного позднее сообщил, что Горбачев отказался принять предложение «группы товарищей», летавших в Крым, о передаче полномочий ГКЧП, и к этому добавил, что президент не может исполнять свои обязанности по состоянию здоровья. Он болен...
— Если болен, то должно быть медицинское заключение, — забеспокоился Лукьянов, — или заявление самого президента.
— Заключение врачей будет позже, — сказал Крючков. — А своими личными  впечатлениями товарищи, когда вернутся, поделятся.
— Вычеркните меня из членов Комитета! — все более заводился Лукьянов. — Я как представитель законодательной власти не могу быть в составе комитета...
Весь последующий час шла полемика с Лукьяновым. В полемике, завязавшейся между ним и собравшимися, не участвовал только Янаев. Он молчал, лишь изредка вставляя в разговор вслед за Павловым короткие односложные реплики: «Да что ты...».... «Да брось ты...».

Степанков В. Г., Лисов Е. К. Кремлевский заговор. М.: Изд-во «Огонек», ОГИЗ, 1992.— 320 стр.
22.15. В помещение вошли вернувшиеся из Крыма Болдин, Язов, Шенин и Плеханов.
Все стали убеждать Янаева подписать Указ о вступлении в обязанности президента, который из своей папки извлек Крючков.
— Неужели Вы не видите? — говорил Крючков. — Если не спасем урожай, наступит голод, через несколько месяцев народ выйдет на улицы, будет гражданская война.
Официанты КГБ внесли чай, кофе. Над столом клубился табачный дым. Янаев курил одну сигарету за другой.
Пробежав бегло текст, он сказал:
— Я этот Указ подписывать не буду. Воцарилась мертвая тишина.
— Считаю, что президент должен вернуться после того, как отдохнет, поправится, придет в себя, — продолжал Янаев. — Кроме того, я не чувствую себя ни морально, ни по квалификации готовым к выполнению этих обязанностей.
Все загудели, стали успокаивать Янаева, что Комитет возьмет все заботы на себя, а ему чуть ли не останется только подписывать Указы. Что касается Горбачева, если он поправится, то, разумеется, вернется к исполнению своих обязанностей.
— Подписывайте, Геннадий Иванович, — мягко сказал Крючков.
Янаев дрожащей рукой подписал лист Указа. После вице-президента указ подписали Язов, Пуго, Крючков, Павлов, Бакланов.
Затем были подписаны «Заявление Советского руководства», «Обращение к советскому народу», «Постановление ГКЧП № 1», внося в них по ходу обсуждения поправки.

Степанков В. Г., Лисов Е. К. Кремлевский заговор. М.: Изд-во «Огонек», ОГИЗ, 1992.— 320 стр.
22. 35. Прибыл министр иностранных дел А.А.Бессмертных.
 Бессмертных Александр Александрович.  В январе-августе 1991 — министр иностранных дел СССР, одновременно в марте-августе 1991 — член Совета Безопасности СССР. В качестве министра участвовал в подготовке международной мирной конференции по Б.Востоку, сопредседателями которой были СССР и США (Мадридская конференция состоялась в сентябре 1991, уже после его отставки).. Являлся автором концепции «создания пояса дружбы и сотрудничества вокруг Советского Союза», согласно которой в число приоритетов внешней политики СССР входило развитие связей со всеми государствами по периметру страны, в том числе и с теми, которые до этого находились на периферии интересов советской дипломатии. Во время его пребывания на посту министра в июле 1991 в Москве был подписан советско-американский Договор по СНВ-1. Начал процесс подготовки и заключения двусторонних соглашений со странами Центральной и Восточной Европы, ранее бывших союзниками СССР по Варшавскому договору. Подписал первые соглашения СССР с Советом Европы.
В августе 1991 Бессмертных отказался войти в состав ГКЧП и отстранился от руководства министерством в период кризиса. После поражения ГКЧП был уволен в отставку
Крючков ввел его в курс событий, сообщив, что министр включен в члены ГКЧП.
— Да вы что?! — взмолился Бессмертных. — Со мной ведь никто из  зарубежных стран разговаривать после этого не будет! Это же неразумно! И  синим фломастером вычеркнул свою фамилию из списка ГКЧП.
Когда все документы были подписаны, Крючков предложил интернировать некоторых лидеров демократического движения, сказав, что составлен список, в котором более десятка человек.
Все время совещания Болдин чувствовал себя плохо и после совещания Плеханов поехал провожать его в кремлевскую больницу.

Последним Кремль покинул маршал Язов. Когда он проезжал ворота, на часах Спасской башни было 0.16.
Степанков В. Г., Лисов Е. К. Кремлевский заговор...