Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Партнеры

К списку

Рождение российских СМИ

25 лет назад в Советском Союзе была запрещена цензура. 1 августа 1990-го в силу вступил Закон СССР “О печати”, он положил конец практике контроля за СМИ, заложенной создателями нового советского государства сразу после победы большевиков. Запрет цензуры два года спустя после принятия закона стал положением и в статье Конституции Российской Федерации.

А тридцать лет назад человек, благодаря которому жестокий цензурный режим в стране был отменен, стал Генеральным секретарем ЦК КПСС. В марте 1985-го закончилась “пятилетка пышных похорон”, начиналось время ускорения, гласности и перестройки.

Михаил Горбачев стал первым лидером страны, который признал существование цензуры, еще в начале своего правления, но тогда он считал, что она необходима. Однако в результате объявленной им политики гласности появился закон, который открыл возможность создавать собственные СМИ даже частным лицам, независимо от решений ЦК КПСС.

Бурные десятилетия стерли важные детали и обстоятельства из памяти даже тех, кто в те годы работал в «СМИП», как они тогда назывались, — средствах массовой информации и пропаганды. За это время выросло уже новое поколение, которое не имеет опыта жизни в Советском Союзе…

Сегодня, оглядываясь на опыт нашей журналистики за тридцать последних лет, можно сказать, что она пережила все возможные состояния: журналисты возносились до роли мессий и скатывались до обслуги, боролись с властью и сами становились ее частью, разоблачали коррупцию и сами погрязали в ней, давали удивительные примеры единения и солидарности и посвящали себя внутренней грызне. А были еще и те, кто отдал свои жизни за то, чтобы мы могли узнать о происходящем в стране и мире.

Роль редакторов, боровшихся с инстанциями за возможность опубликовать несколько слов правды, огромна, но система, в которой эта борьба происходила до 1985 года, заведомо переваривала любых борцов. Как говорит в интервью Вадим Медведев, глава Идеологической комиссии ЦК КПСС с 1988 по 1990 год, в стране существовала “жесткая идеологическая дисциплина, которая означала, что критическое освещение деятельности партийных органов либо полностью исключалось, либо проходило в том размере, который позволял контроль со стороны отделов пропаганды и соответствующих секретарей по идеологии партийных комитетов, сверху донизу. <…> Все было так зафиксировано, закреплено – мышь не пролезет. Наблюдательные органы действовали с учетом того, какая ответственность за это установлена, даже с некоторым пережимом – чтобы не поставить себя в положение отхода от партийной линии”.

Михаил Горбачев принес свободу, которую не ждали. Это была страна, охваченная манией анонимок, в которой имена многих поэтов и писателей были попросту запрещены к печати, их произведения не публиковались десятилетиями, а кинофильмы “лежали на полке”. Поздний СССР — это страна, где существовал культ Ленина, имя одного из Генеральных секретарей не упоминалось в прессе 20 лет, диссиденты либо сидели в тюрьмах, либо были высланы из Москвы, а потери в афганской войне не признавались до самого ее окончания. Горбачев начал менять эту страну.

Движение к освобождению печати, с призывами к “критике и самокритике”, прозвучавшие с политического олимпа, началось на фоне партийной чистки. Конечно, СМИ были инструментом проведения реформ и изменения страны. А мог ли Горбачев продолжать сохранять контроль за СМИ, как и предыдущие генсеки? Решив ослабить вожжи, мог ли он дать свободу печати иначе, чем через постепенное и контролируемое ее раскрепощение? Можно ли было по-другому покончить с цензурным органом, Главлитом, существовавшим с 1922 года, и прекратить глушить западные “голоса” — практику нескольких десятилетий? И все это – в системе, сверху донизу пронизанной контролем партии и КГБ, в стране, в которой решения ее лидеры могли принять только с одобрения старцев из Политбюро.

Время правления Горбачева для СМИ – это время сотен новых имен журналистов, новых передач, резонансных выпусков телепрограмм, публикаций в печати, которые буквально сотрясали общество, открывали неведомые, прежде табуированные темы.

Время Горбачева – это и время, когда цензура все еще вычеркивала и не допускала, время, когда первые лица партии проводили постоянные совещания с главными редакторами; это годы, в которые помещаются не только либеральный закон о печати и другие юридические инициативы раскрепощения прессы, но и жесткий диктат Политбюро. Это эпоха, когда появляется практика назначения руководителей главных СМИ напрямую президентскими указами, но впервые возникает и возможность не подчиниться требованию генсека немедленно уволиться. Это и время острого политического противостояния Горбачева с Борисом Ельциным, роль СМИ в котором полузабыта сегодня.

Время Горбачева, впрочем, – это не только ранняя свобода печати, это еще и момент, когда СССР стал открываться миру, а в советских СМИ стали появляться интервью с мировыми лидерами. Это дни, когда стала реальностью свобода выезда за рубеж, когда в стране появились свобода совести, свобода собраний, свобода предпринимательства…

Этот проект создан для тех, кому будет небезразлично прошлое и кто хочет увидеть, как у нас появлялись новые СМИ, кому интересно, какие именно люди приходили на смену предыдущему поколению партийных редакторов, кто интересуется тем, как пресса писала о ключевых событиях эпохи.

Выстраивая хронологию СМИ эпохи Горбачева, автор пытается избегать личных оценок и идеологических предпочтений, ставя во главу угла прямую речь участников событий того времени — мемуары, архивные документы и публикации.

Материалы организованы хронологически. Их можно читать, переходя от события к событию, но можно — и по ключевым темам. Кроме этого, предлагается список упомянутых в проекте персоналий.

В отдельной рубрике сайта – “Документы”, хранятся тексты стенограмм, речей, фрагменты знаковых публикаций печати и юридических документов.

Для понимания происходившего в журналистике нашей страны важны воспоминания руководителей СМИ, которые выделены в отдельный блок “Интервью”. Сюда включены разговоры автора с главными редакторами и журналистами того времени. Часть из них ранее публиковалась в Slon.ru в рубрике “Клуб бывших главных редакторов” и сейчас была сокращена до описываемого в проекте периода. Другая часть составлена из специально взятых для настоящей публикации. Кроме работников СМИ в разделе представлен и упоминавшийся партийный идеолог Вадим Медведев.

Некоторые из участников событий того времени отказались от общения, находя для этого разные причины, а иногда и вовсе не отвечали на просьбу о разговоре. К кому-то не подпускали родственники, кто-то соглашался на интервью, но уводил его в сторону, а кто-то испытывал личную неприязнь к автору. Как однажды выразил это бывший главный редактор легендарной “Независимой газеты” Виталий Третьяков, “где бы Вы, Наташа, ни работали, что в Slon.ru, что в Мышь.ру, интервью я Вам никогда не дам”.

Действительно, без многих людей, руководившими СМИ во времена правления Михаила Горбачева и не представленных здесь, картина происходившего в журналистике является неполной, но автор не владеет способами изменить эту ситуацию.

Спасибо за внимание.

Наталия Ростова

Адрес в интернете http://gorbymedia.com/