Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Конференции

К списку
3 апреля 2018

«Постсоветская сексуальная революция»: история и современность

1/11

30 марта в рамках XXV Международного симпозиума ПУТИ РОССИИ. ГРАНИЦЫ ПОЛИТИКИ состоялся Круглый стол «Постсоветская сексуальная революция»: история и современность. Круглый стол был организован проектом «Клуб Раисы Максимовны» (Горбачев-Фонд),  Центром Балтийских и Восточноевропейских исследований, Университет Сёдерторн (Швеция) CBEES,  Журналом исследований социальной политики (НИУ Высшая школа экономики) 

Политические и экономические трансформации, которые переживает российское общество со второй половины 80ых годов, глубоко затронули основные институты социализации и повседневную жизнь. Процессы изменения норм, регулирующих сексуальные отношения и сферу интимности, гендерные отношения и семейные практики, связывается с 90ыми годами. Этот период называют иногда «второй русской сексуальной революцией» – по аналогии с семейной и сексуальной политикой, которую проводили большевики, в первые послереволюционные годы. Вместе с тем на протяжении всего советского периода понятие «сексуальная революция» оставалось не только стилистически чужеродным, но считалось идеологически и политически враждебным.

 
В 90ые табу было снято, и в общественную дискуссию, буквально, ворвались такие понятия и темы как сексуальное поведение, сексуальная свобода и ее границы, гетеро - и гомосексуальность,   права сексуальных меньшинств, роль интимности в становлении личности и межличностных отношениях, подростковая сексуальность, репродуктивные права. Одновременно, с приходом рынка, началась стремительная коммерциализация сексуальности.
 
Быстрота и демонстративность этих изменений позволяют рассматривать их в контексте сравнения с так называемыми сексуальными революциями 1968 - 1970 годов на Западе, где они являлись частью широкого и радикального движения, выступавшего с требованиями углубления демократизации, достижения гендерного равенства и включавшего антикапиталистический протест. Движения 1968 года дали мощный толчок развитию западных обществ в направлении политической, социальной и культурной модернизации.
 
Важно понять и объяснить специфику «сексуальной революции» как составляющей глубоких социальных изменений, происходивших в постсоветской России и бывших социалистических странах. Процессы трансформации интимности в повседневном поведении начались еще в позднесоветский период начиная с середины 70ых годов, однако введение темы сексуальности в публичное обсуждение произошло только в конце 80-ых, во время перестройки в СССР, а «дискурсивную сексуальную революцию» датируют 90ыми годами.  Тем не менее, уже в 2000х вопросы сексуальной либерализации и гендерного равенства в России политизируются и становятся постоянной темой конфликтов, разделяющих общество, а защита традиционных норм сексуальности становится одним из способов формирования политики идентичности.
 
В связи с этим существует настоятельная необходимость в продолжении исследований   постсоветской «сексуальной революции» с точки зрения ее истории, а также в широком культурном и сравнительном контекстах, учитывая, прежде всего, аналогичные процессы, происходившие в постсоветских странах и странах Восточной Европы
 
Вопросы для обсуждения:
 
1. Каковы предыстория, основные особенности, значение и результаты постсоветской «сексуальной революции» 90ых годов?
2. Можно ли говорить о сексуальной революции (-ях) как части более широких преобразований в направлении эмансипации, демократизации и культурной модернизации в России, постсоветских странах и странах Восточной Европы ?
 
3. Как изменились ценности и сексуальные практики современного поколения подростков и молодежи?
4. Каким образом идеология «консервативного поворота» и общественная дискуссия о «традиционных ценностях» влияют на нормы сексуального поведения и представлений о сексуальности в российском обществе?
 
Программа Круглого стола
 
Вступительное слово. Ольга Здравомыслова, Елена Ярская-Смирнова, Юлия Градскова
 
Выступления
 
Анна Темкина (Европейский университет в Санкт-Петербурге) Сексуальная революция в России: эгалитарный проект или гендерная поляризация?
 
Ольга Здравомыслова (Горбачев-Фонд) Большевистская сексуальная революция: взгляд современников и дискуссия сто лет спустя
 
Йенс Зигерт (Общественная дипломатия. ЕС и Россия) 1968 года на востоке и западе Европы: дискурс гендерного равенства в контексте культурной модернизации
 
Helene Carlbäck (Центр Балтийских и Восточноевропейских исследований, Университет Сёдерторн) Что значит быть хорошим отцом? Представления и практика в России в период позднего социализма
 
Ольга Исупова (НИУ ВШЭ, Москва) Сексуальность репродукция: репродуктивные технологии и репродуктивные решения мужчин и женщин
 
Юлия Градскова (Центр Балтийских и Восточноевропейских исследований, Университет Сёдерторн) Капитализм, неравенство и новое «открытие» сексуальности в России после 1991 года
 
Елена Онегина (НИУ ВШЭ, Москва) От запретов к вседозволенности и обратно: отношение к негетеросексуальности в современной России
 
Любовь Борусяк (НИУ ВШЭ, Москва) Происходит ли в современной России «сексуальная контрреволюция»?
Круглый стол вела Ольга Здравомыслова
 
 
 
«Постсоветская сексуальная революция»:
история и современность
 
Круглый стол
 
30 марта 2018 года
 
 
Вступление
 
Ольга Здравомыслова, исполнительный директор Горбачев-Фонда.
 
Инициатива проведения этого Круглого стола принадлежит Юлии Градсковой, историку из Швеции, с которой мы как-то обменялись репликами в фейсбуке (это, кстати, о полезности социальных сетей) по поводу того, что тема постсоветской сексуальной революции, если ине забыта, то недостаточно отрефлексирована именно в такой формулировке – «сексуальная революция». Конечно, в постсоветском обществе это явление, этот процесс не появились неожиданно, они, безусловно, имеют историю в России ХХ века. Существует достаточно большой корпус работ, в том числе, и отечественных, которые так или иначе эти сюжеты затрагивают. И одновременно, тема, которую мы обсуждаем, непосредственно связана с юбилеем 68-го года на Западе. В протестных движениях 68-го года вопрос об изменении гендерных отношений и сексуальной революции, сыграл важнейшую, хотя неоднозначную роль.
 
В ходе подготовки сегодняшнего Круглого стола сложилось российско-шведское сотрудничество. С одной стороны, организатором Круглого стола выступает «Клуб Раисы Максимовны Горбачевой» - постоянно действующий проект, существующий в Горбачев-Фонде с 1997года, начавшийся еще при жизни Раисы Максимовны.
Другой организатор Круглого стола – Центр Балтийских и Восточноевропейских исследований Университета Сёдерторн (Швеция) .
 
Наконец, постоянный партнер Горбачев-Фонда - «Журнал исследований социальной политики» (ЖИСП), который на протяжении многих лет поддерживает исследования социальной политики и гендерные исследования.
 
 
Юлия Градскова, исследователь университета Сёдерторн, Стокгольм, Швеция
 
Как историк я давно интересуюсь 68-м годом в Западной Европе. И, скорее, с этой временной точки в истории начался и мой интерес к российской сексуальной революции, трансформации сексуальности, которая произошла в 90-е годы в постсоветской России.
 
Сейчас в Швеции проходит много обсуждений, связанных с 68-м годом. Когда-то у меня была мечта найти книгу, которая могла бы объяснить, что это было – 68-й в Европе. Но, конечно, такой книги не существует. Потому что история событий 68-го года в Западной Европе гетерогенна. Связано это с гетерогенностью памяти участников событий, групп, организаций. Написать историю 68-го довольно сложно, но мне кажется, что есть много общего между этой историей и тем, что произошло в России в начале 90-х.  Это вопрос для обсуждения, для дискуссии, которую мы начинаем сегодня и надеемся продолжать.
 
Доклады и дискуссия
 
Анна Темкина, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге. Сексуальная революция в России: эгалитарный проект или гендерная поляризация?
 
На основе результатов исследования нам удалось выделить три поколения сексуальной революции в России: поколение поведенческой революции, поколение дискурсивной революции и поколение гендерной революции. Между первым и вторым этапом сексуальной революции существовал разрыв - то есть поведенческая и дискурсивная революции произошли в разное время. В то время как на Западе они произошли одновременно в период, условно говоря, 68-го года, когда открылся дискурс, изменились поведенческие практики и произошла гендерная революция, существенно изменившая гендерные отношения.
 
 
 
Ольга Здравомыслова, Горбачев-Фонд Большевистская сексуальная революция: взгляд современников и дискуссия сто лет спустя
 
У большевиков речь шла о революции законов, которые ( в терминологии того времени) проводятся революционной властью и осуществляют волю вождей революции. Эти законы, направленные, прежде всего, на изменение роли женщины в семье и обществе, меняют базис отношений между мужчиной и женщиной, поскольку обеспечивают законодательное закрепление равенства полов. Поэтому, обращаясь к столь актуальной теме как политизация гендера, надо иметь в виду, что начало этому было положено большевистской революцией. Впоследствии преобразования в сфере гендерных отношений, семьи и сексуальности стали одним из ключевых пунктов политики партии и Советского государства.
 
 
 
Йенс Зигерт. руководитель программы Общественная дипломатия. ЕС и Россия 1968 года на востоке и западе Европы: дискурс гендерного равенства в контексте культурной модернизации
 
Старый Запад в 60-е годы или в 68-м году пошел на ускоренный режим модернизации. Советский социалистический Восток не был в состоянии следовать за модернизационным прорывом Запада. На капиталистическом Западе происходило огромное ускорение социальной революции, в результате чего изменились, во-первых, отношения между государством и индивидуумом, во вторых, это отношения между женщинами и мужчинами. То, что женщина из объекта стала субъектом, произошло на Западе в большей степени, чем на Востоке. В то же время на Востоке Европы и в России тоже произошло очень сильное и заметное изменение женской роли.
 
Проблема же заключатся в том, что на Востоке Европы и в России мужчины почти не изменились. Напротив, на Западе они изменились очень сильно. Если посмотреть на героев 68-го года, поведение этих мужчин было еще очень традиционным. Сейчас это уже далеко не так.
 
 
 
Хелен Карлбак (Helene Carlbäck). Центр Балтийских и Восточноевропейских исследований, Университет Сёдерторн Что значит быть хорошим отцом? Представления и практика в России в период позднего социализма
 
Нарративы отцов представляют собой довольно многообразную картину, в которой прямое отражение официального дискурса сочетается с идеалами и практиками, которые существенно отличаются от официально-принятых. На протяжении того периода времени, который находится в центре моего исследования, представители особенно более молодого поколения отцов играли важную роль, освобождая семью и, прежде всего, работающую женщину от многих домашних обязанностей и облегчая таким образом, бремя двойной занятости.

При этом многие исследователи советской России продолжали доказывать, что мужчины оказываются «ненужными», «излишними» и даже «нежелательными» членами семьи, в которой центральной фигурой была мать и часто бабушка.
 
 
 
Ольга Исупова. Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики Сексуальность, репродукция: репродуктивные технологии и репродкуктивные решения мужчин и женщин
 
Что такое репродуктивное решение, как долго оно длится? Как это связано с сексуальностью, с тем, что это фактически сексуальность уже отделена от репродукции? На интернет форумах об этом пишут только женщины. Что при этом думают мужчины? Может быть, они думают, что это продолжение сексуальной жизни – и все. И нет никакой ответственности, пока нет ребенка. Когда я интервьюировала мужчин, они - хорошие, нормальные отцы - часто говорили: я понимаю, что этой мой ребенок, когда он уже есть, когда я взял его на руки. А все, что было до этого, - это еще сексуальная жизнь - в частности, все эти ситуации с уколами, деньгами и справками.
 
Женщины считают, что у них есть преимущественное право решать,  должен ли ребенок появиться на свет, это показывают все интервью. Но главное то, что мужчины в каких-то ситуациях начинают приходить к мысли, что нужно принимать репродуктивные решения совместно.
 
 
 
Юлия Градскова. Центр Балтийских и Восточноевропейских исследований, Университет Сёдерторн. Капитализм, неравенство и новое «открытие» сексуальности в России после 1991 года
 
Сексуальная революция 68-го года на Западе, в частности в Швеции, развивалась в контексте критики политической системы, новых форм повседневного общения, роста сознания. Изменение норм морали и норм сексуального поведения для мужчин и женщин были переведены в очень широкий контекст требований. Было много социалистических понятий, социалистических лозунгов. Это было коллективистское направление.
 
В России в 90-е годы семья как социальный институт не критикуется, а гетеросексуальные нормы не ставятся под вопрос. Мужские роли пересматриваются в гораздо меньшей степени, чем женские. В целом, происходит очень осторожный пересмотр гендерных ролей. И, главным образом, поднимается проблема личной ответственности. Этот подход открывает возможность современного консервативного поворота и пересмотра революции интимности, которая происходила в России 90-х годов.
 
 
 
Елена Онегина. Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики От запретов к вседозволенности и обратно:: отношение к негетеросексуальности в современной России
 
Защита традиционных ценностей становится составной частью политики идентичности в России. Обсуждение вопросов сексуального образования и гендерного неравенства становятся основанием для конфликтов, которые разделяют современное российское общество и особенно молодежь.
 
Демократические ценности, в том числе ценности толерантности и гендерного равенства рассматриваются на уровне федеральных СМИ как западные, чуждые российскому менталитету и образу жизни, не являются «традиционными русскими ценностями». Эта идеология поддерживается законодательством. В результате ЛГБТ-молодежь, тем более несовершеннолетняя, становится невидимой группой, как на уровне дискурсов, так и на уровне практик.
 
 
 
Любовь Борусяк. Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики Происходит ли в современной России сексуальная контрреволюция?
 
Сексуальная революция начинается с того, что репрессированная прежде тема начинает артикулироваться, но она становится не социальным явлением, а именно революцией в тот момент, когда затрагивает три сферы: экономику, социальную сферу и политическую. Вот то, что у нас началось в перестройку и происходило в 90-е годы до их середины, до второй половины, когда была сломана попытка ввести в школу программу полового воспитания.
 
На ценностном уровне в России идет регресс, который я несколько утрированно назвала «контрреволюцией». Ценности и практики в ситуации репрессий могут существенно различаться. И то, что репрессируется, то не артикулируется, а загоняется вглубь и разрушает социальность. 
 
На ценностном уровне люди во многом уже восприняли «новые» консервативные ценности, и опросы об этом свидетельствуют. На уровне практик они ведут себя иначе. Разрыв практик и ценностей – это тоже черта сексуальной контрреволюции. Но в то же время это дает основание предполагать, что изменения в ценностях возможны.
 
 
 
Фото / видеосъемка Дмитрия Белановского / Горбачев-Фонд

 


 
 
 

Новости

История Перестройки. В июле 1989 года началось массовое забастовочное движение шахтеров в СССР
Забастовки шахтёров РСФСР, Украины и Казахстана стали первыми открытыми массовыми забастовками в стране 18 июля 2019

СМИ о М.С.Горбачеве

Книги