Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Публикации в СМИ

К списку новостей
9 июля 2021

Владимир Дворкин, Спасительная открытость 30 лет назад президенты СССР и США подписали исторический договор СНВ-1. Новая газета 06.07. 2021

Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений между СССР и США был подписан М.С. Горбачёвым и Д. Бушем-старшим 31 июля 1991 г. на встрече двух президентов в Москве. Это стало самым знаменательным и решающим событием в сфере контроля над стратегическими ядерными вооружениями после более чем 20-летнего периода ведения переговоров и подписания договоров ОСВ-1 и ОСВ-2, поскольку, несмотря на эти договоры, количество ядерных боезарядов на стратегических носителях в каждом государстве возросло к 1990 г. до 10–11 единиц.


Конечно, это стало возможным в результате прорыва в отношениях двух государств после встреч в Женеве и Рейкьявике президента «империи зла» Михаила Горбачёва с президентом страны — непримиримого врага коммунистической системы Рональдом Рейганом, а также заключения в 1987 г. бессрочного Договора о ликвидации всех ракет средней и меньшей дальности (РСМД)

<…>Договор СНВ-1 потребовал исключительно много усилий в течение не менее пяти лет работы над его проектом. Общий объем всех документов, являющихся неотъемлемыми частями Договора, составлял более 500 страниц.

 <…>В наших разногласиях с американцами, наряду с необходимостью согласования формальных, юридических толкований было много существенных противоречий. К ним относились, например, требования представителей США не допустить производства и развертывания наших наземных мобильных ракетных комплексов, ограничений на суммарный забрасываемый вес МБР и БРПЛ и другие параметры. Интересны были причины запрета мобильных ракетных комплексов: американцы говорили, что им очень трудно вести их разведку(!). Для нас это было недопустимо, поскольку без них мы не могли обеспечить требуемый потенциал ответного удара. В результате наши представители настояли на существовании таких комплексов, доказав, что по задачам и возможностям разведки они аналогичны подводным ракетоносцам.

Мы также настояли на наших показателях по забрасываемому весу, так как его уменьшение привело бы к излишнему сокращению прежде всего тяжелых МБР, число которых должно было быть и без того уменьшено по Договору в два раза.

Подобных противоречий по принципиальным проблемам были многие сотни.
Беспрецедентной и до сих пор поражающей воображение стала система контроля за соблюдением условий Договора. Е2 — разработка и согласование десятками профессионалов высокого класса сторон потребовали исключительно много усилий и времени. Она включала в себя около сотни различных уведомлений о текущих состояниях объектов СНВ, десятки различных типов инспекций на местах, обмен телеметрической информацией с данными для ее расшифровки после каждого пуска МБР и БРПЛ.

<…>В конечном итоге был согласован и подписан беспрецедентный Договор СНВ-1, который до сих пор можно считать образцом в отношениях двух недавних противников. Кстати, в нем было реализовано изначальное предложение президента СССР Михаила Горбачёва о 50-процентном сокращении стратегических вооружений сторон. Действительно, с 10–11 тысяч ядерных боезарядов стороны договорились ограничить их шестью тысячами.

<…> Интегральный ответ на все критические замечания по отношению к Договору СНВ-1 заключается в том, что если оценивать его с позиций времени, когда он был подписан, то в сокращенном составе в соответствии с его условиями Стратегические ядерные силы (СЯС) СССР не только сохраняли, но и увеличивали потенциал ядерного сдерживания, то есть эффективность ответного удара, за счет снижения мощности разоружающего удара Стратегических наступательных сил (СНС) США.
После распада Союза позитивный смысл Договора СНВ-1 стал еще более наглядным.

<…> Один из уроков Договора СНВ-1 для нынешних условий заключается в том, что в результате договорных отношений у России сохраняется возможность поддерживать ядерный баланс с США в качестве последнего признака сверхдержавы, несмотря на многократное американское превосходство в располагаемых средствах для сохранения и развития ядерных сил. Сам же Договор СНВ-1 надолго останется энциклопедией знаний и опыта, которые уже в полной мере использовались при подготовке следующих договоров и будут востребованы в дальнейшем. Поэтому у разработчиков Договора СНВ-1, часть из которых, к сожалению, ушла из жизни, есть все основания для гордости за выполненную работу. И, конечно же, всего этого нельзя было достичь без глубокого понимания складывающейся обстановки и решительности М.С. Горбачёва.

Владимир Дворкин - генерал-майор в отставке, доктор технических наук, профессор. В течение многих лет участвовал в качестве эксперта в подготовке договоров по ограничению и сокращению стратегических ядерных вооружений.
 
 
 

Конференции

Новости

СМИ о М.С.Горбачеве

В издательстве «Весь Мир» готовится к выходу книга «Горбачев. Урок Свободы». Публикуем предисловие составителя и редактора этого юбилейного сборника члена-корреспондента РАН Руслана Гринберга
Дмитрий Петров — к 30-летию вручения Михаилу Сергеевичу Горбачеву Нобелевской премии мира. Газета.ру

Книги