Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Публикации в СМИ

К списку новостей
25 декабря 2019

События и комментарии

1/2

      Когда Михаил Горбачев лишился власти, многие комментаторы решили, что пришла пора судить его по историческим меркам, причем, по- видимому в силу характера самого события, уделяя больше внимания его недостаткам и ошибочным шагам. Выступая в аналитической программе Макнила и Лерера, Збигнев Бжезинский поставил Горбачеву в заслугу «мирный демонтаж советской тоталитарной системы», однако добавил, что этот «исторический триумф» стал и «его личной трагедией», потому что получилось «то, что не входило в его намерения». Далее Бжезинский сравнил Горбачева с Борисом Ельциным - в пользу последнего. Горбачев, сказал Бжезинский, «хотел реформировать систему, улучшить ее, сделать ее более благопристойной, более человечной, приятнее на вкус. Усилия, которые он предпринимал в этом направлении, все больше и больше толкали его на путь далеко идущих реформ, но все равно это были реформы той же системы. Ельцин же в определенный момент признал, что систему реформировать невозможно, ... и я думаю, что именно поэтому Ельцин сегодня на вершине, а Горбачев остался не у дел».


  После отставки Горбачева и официального роспуска государства, которым он руководил, возникло впечатление, что мир вышел к новому рубежу. Но, судя по высказываниям Бжезинского и других, большинству из нас потребуется время, чтобы разобраться в переменах, произошедших за последние пять лет. Например, есть опасность с легкостью забыть, что в 1985 году, когда Горбачев стал генеральным секретарем ЦК КПСС, «демократической оппозиции» просто не было - иными словами, отсутствовала та политическая среда, в которой появился Ельцин, каким мы его знаем сегодня. Поначалу переделка советского общества была делом чуть ли не одного человека, то есть Горбачева и горстки его соратников. Ельцин, не входивший в этот первоначальный ближний круг, был тогда провинциальным партийным секретарем, известным своим категорическим неприятием коррупции, что, впрочем, было характерно не только для него. Он оказался в Москве по воле Горбачева и стал реформатором второй волны, то есть одним из тех, чья смелость крепла постепенно, под крылом Горбачева. Сегодня Ельцин не только президент России, но и сторонник ускоренного перехода к рыночной экономике, и в этой роли, также как и в прежнем своем «воплощении», ему есть на кого опереться – возникло своего рода движение. Горбачеву пришлось труднее – движение, если оно и было, не решалось назвать себя таковым.


Читать полностью