Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Новости

К списку новостей
17 июля 2021

История Перестройки. В июле 1991 г. в Лондоне состоялась встреча лидеров семи ведущих государств мира («большой семерки»), в которой принял участие Президент СССР Михаил Горбачев

Дж. Буш, М.С. Горбачев, Д. Мейджор, Ф. Миттеран, Г. Коль, Ж. Деллор, Дж. Андреотти, Б. Малруни, Т. Кайфу, Р. Любберс. 17 июля 1991, Лондон, Великобритания
1/1

Хроника событий

Накануне встречи «семерки» в Париже 14-16 июля 1989 года М.С. Горбачев обратился с письмом к  Ф. Миттерану. В письме поднимались вопросы,  связанные с интеграцией СССР в мировую экономику. «…С этого письма началось, по существу, сближение с “большой семеркой”, приведшее спустя два года к моей встрече с нею в Лондоне летом 1991 года». (Горбачев М.С. Жизнь и реформы. Кн. 2. С. 285.)
 
4 июня 1991 года в целях подготовки к возможному участию в заседании «семерки» М.С. Горбачев подписал Распоряжение «О подготовке предложений в связи с совещанием “семерки” в Лондоне». (Текст Распоряжения опубликован в 26 томе Собрания сочинений М.С. Горбачева.).
 
5 июня 1991 года посол Великобритании в СССР Р. Брейтвейт вручил М.С. Горбачеву официальное приглашение Премьер-министра Дж. Мейджора на встречу «семерки» в Лондоне.
К началу июля «Предложенияв связи с совещанием “семерки” в Лондоне» были готовы.
 
8 июля в Ново-Огареве состоялось совещание с руководителями девяти республик по вопросам, связанным с предстоящей поездкой Президента СССР в Лондон. С сообщением выступил М.С. Горбачев. В последовавшей дискуссии приняли участие Президент РСФСР Б.Н. Ельцин, Президент Узбекской ССР И.А. Каримов, Премьер-министр Украинской ССР В.П. Фокин, Председатель Верховного Совета Белорусской ССР Н.И. Дементей, Президент Республики Кыргызстан А.А. Акаев, Президент Таджикской ССР К.М. Махкамов, Премьер-министр Казахской ССР У.К. Караманов, Председатель Верховного Совета Азербайджанской республики Э.М. Кафарова, Премьер-министр Туркменской ССР Х.А. Ахмедов, Премьер-министр СССР В.С. Павлов. Выступившие одобрили предложенные Президентом СССР подходы к проблемам, которые будут обсуждаться в Лондоне. (Материалы о совещании опубликованы в26 томе Собрания сочинений М.С. Горбачева.)
Формат встречи «семерки» в Лондоне предполагал, что Президент СССР заранее ознакомит участников встречи с текстом своего выступления. Личное послание Президента СССР М.С. Горбачева главам государств – участникам встречи «семерки» было направлено дипкурьерами западным партнерам
 
11 июля 1991 года. Одновременно с посланием был направлен пакет предложений по программам экономического и научно-технического сотрудничества, а также перечень законодательных актов СССР по вопросам перехода к рыночной экономике и соблюдения прав и свобод человека.
 
Вечером 16 июля 1991 года М.С. Горбачев прибыл в Лондон. Выступление Президента СССР было назначено 17 июля на 14.30.
В заседании «семерки», на котором выступал Президент СССР,участвовали Премьер-министр Великобритании Дж. Мейджор, Президент США Дж. Буш, канцлер ФРГ Г. Коль, Премьер-министр Канады Б. Малруни, Президент Франции Ф. Миттеран, Председатель Совета Министров Италии Дж. Андреотти, Премьер-министр Японии Т. Кайфу, а также председатель Комиссии европейских сообществ Ж. Делор и Премьер-министр Нидерландов Р. Любберс, председательствовавший в Европейском совете.
Во время пребывания в Лондоне Горбачев провел ряд встреч.
 
17 июля состоялись беседы с Президентом Франции Ф. Миттераном; президентом Европейского банка реконструкции и развития Ж. Аттали; Премьер-министром Японии Т. Кайфу; Президентом США Дж. Бушем (сначала во время рабочего завтрака в расширенном составе, затем – один на один).
 
18 июля Горбачев беседовал с Председателем Совета Министров Италии Дж. Андреотти; Премьер-министром Канады Б. Малруни. В рамках официального визита в Великобританию состоялись переговоры с Дж. Мэйджором (сначала один на один, потом в составе делегаций), по окончании которых прошла совместная с Дж. Мейджором пресс-конференция.Премьер-министром Великобритании дал официальный завтрак в честь Президента СССР М.С. Горбачева и Р.М. Горбачевой.
Горбачев дал интервью политическому обозревателю советского телевидения Валентину Зорину и обозревателю британской телекомпании Ай-ти-эн Джону Сноу.Посетил британский парламент.Вечером М.С. Горбачев и Р.М. Горбачева нанесли визит королеве Великобритании Елизавете II. В состоявшейся в Букингемском дворце встрече принял участие герцог Эдинбургский.
 
19 июля Горбачев беседовал с лидером Лейбористской партии Великобритании Н. Кинноком и М. Тэтчер. В тот же день Горбачев возвратился в Москву.
 
Тексты бесед, выступлений и интервью опубликованы в 27 томе Собрания сочинений М.С. Горбачева: Июль-август 1991 /Горбачев-Фонд. - М.: Издательство "Весь мир", 2017. - 664 с.

 

М.С. Горбачев о встрече «семерки» в Лондоне

<…> C учетом сомнений и оговорок некоторых руководителей стран «семерки» мое участие мыслилось как специальная встреча, проводимая как бы за пределами ежегодного заседания руководителей стран «семерки». Я не стал придавать значения этой детали, понимая, что формула «7+1» и без превращения ее в «восьмерку» будет громадным шагом вперед, доминантой лондонской встречи. Так оно и произошло.
     Мы прибыли в Лондон 16 июля, собрались в посольстве и еще раз обменялись мнениями о ситуации. Оказалось, что в выступлениях прессы произошла перемена тональности — от оптимизма и даже эйфории к сдержанности и даже скептицизму. Не исключено, кто-то на журналистов поднажал. Да и в высказываниях некоторых лидеров появлялись сходные мотивы. Наверное, хотели оказать воздействие на Горбачева, чтобы он на многое не рассчитывал.
     Утром 17 июля до начала встречи я беседовал с Бушем, Миттераном, Аттали. С Президентом США мы окончательно согласовали Договор по СНВ. Потом в Ланкастер Хауз состоялась довольно торжественно обставленная моя встреча с «большой семеркой».
     Открывая встречу, меня приветствовал Мейджор. Он поздравил нас с Бушем с окончательным согласованием Договора по СНВ. Это сообщение было встречено аплодисментами — явление редкое на подобного рода собраниях. Мейджор назвал встречу исторической, потому что она первая в таком роде и особенно важна для всех ее участников.
<…>   Свое выступление я начал с того, что охарактеризовал лондонскую встречу как символ происходящих глубоких перемен в международных отношениях. То, что было немыслимо еще два-три года, тем более пять—десять лет назад, в изменившихся условиях стало совершенно естественным и логичным.
Советское руководство считает, что позитивные процессы в мире могут принять стабильный характер, если политический диалог, сотрудничество в сфере безопасности, дипломатии будут опираться на новый характер экономического сотрудничества.
     Наша концепция включения страны в мировую экономику исходит из необходимости радикальных перемен в СССР, но также и встречных шагов со стороны Запада (снятие законодательных и других ограничений на экономические и технические связи с СССР, участие СССР в международных экономических организациях и т.д.).
Я сделал бесповоротный выбор в пользу дальнейшего продолжения и углубления демократических преобразований в обществе и ускорения движения к рынку. Но вся логика событий подвела нас к выводу, что невозможно двигаться по пути радикальных экономических реформ вне рамок мирового рынка, так же как осуществление курса на демократизацию, обеспечение прав и свобод человека немыслимо вне общецивилизационных процессов развития человечества на грани XX и XXI веков.
     Раскрывая нашу формулу «нового качества» экономического сотрудничества с другими странами, привлек внимание участников встречи к пакету предложений по конкретным программам сотрудничества. Тем самым по ходу выступления фактически ответил на заданные мне в начале заседания вопросы.
     Потом развернулось обсуждение, в котором приняли участие все руководители стран «семерки»
    <…>  Большое впечатление произвело на меня выступление Миттерана. Взяв слово после Делора, он продолжил, как он сказал, затронутую последним «тему неверия», то есть дефицита уверенности Запада в отношении оказания нам помощи. «Есть, — говорил Миттеран, — классический спор о том, что было раньше, курица или яйцо. И есть стремление давать оценку эксперименту, когда он еще не завершен. Так вот, лучшим аргументом против неверия является то, что делает президент Горбачев. В конце концов, — добавил Миттеран, обращаясь ко мне, — вы могли бы вести себя, как ваши предшественники, а результатом была бы катастрофа. История отметит это. Она отметит не только тот факт, что вы преобразуете страну, не имеющую демократических традиций, но и то, как изменились ее отношения с другими странами. В результате народы освободились от присутствия иностранных войск, Германия стала единой. Все это результат вашей политики. И все это — аргумент веры, а не неверия. А то, что еще предстоит сделать, — повод для надежды».
     Миттеран стремился представить своим коллегам веские аргументы в пользу более определенной позиции, более действенной помощи в оздоровлении экономики СССР. Он высказался за принятие нашей страны в международные экономические организации, за конкретную помощь по конкретным направлениям и проектам. Конечно, говорил и о том, что беспокоило всех: о политической нестабильности, о сохранении Союза.
Был в его выступлении и пассаж о приватизации. «Я не советовал бы вам приватизировать все и вся. Суть в синтезе частного предпринимательства, демократической борьбы, конкуренции и в то же время роли государства. Во всех наших странах государство действует, различия — в степени. И мы не можем сказать вам — сделайте так или иначе. Надо уважать традиции Советского Союза. У вас в стране есть традиции коллективной собственности, и вам надо найти средний путь. Идя по этому пути, вы сможете получить помощь. Что-то будет между нами общее, что-то нет. Но именно общее сделает вас восприимчивым к помощи. За остальное несете ответственность вы сами, ответственность перед настоящим и перед будущим».
     Очень сильным и по содержанию, и по форме было выступление Андреотти. «Здесь, — сказал он, — много говорилось о том, что Советский Союз начинает переход к рынку в непростых условиях. Конечно, перед президентом Горбачевым стоят колоссальные задачи. Но я должен сказать, что и наша экономика не была сильной, когда мы начали процесс ее преобразования. Поэтому мы, может быть, лучше, чем кто-либо, понимаем, почему в перестройке советской экономики необходимо проявлять осмотрительность. Почему, например, снятие контроля над ценами нельзя провести одним махом. Но направление движения должно быть четким».
     Я поблагодарил всех участников встречи за атмосферу, в которой она происходила, — очень открытую и в то же время проникнутую чувством ответственности и заинтересованности. Свое общее впечатление сформулировал так: «Если я все правильно услышал, то я могу констатировать, что вы не только проявляете солидарность с тем огромным делом, которое мы осуществляем в Советском Союзе, но и хотите дополнить эту политическую констатацию, придать конкретные рамки, найти конкретные формы сотрудничества и содействия».
В связи с отдельными высказываниями, которые прозвучали на встрече, я счел нужным вновь подчеркнуть свое принципиальное понимание характера нашей экономической реформы. Напомнил слова лауреата Нобелевской премии экономиста Леонтьева о том, что экономика — это корабль, которому нужен парус, наполняемый ветром свободного предпринимательства, и руль государственного регулирования. Думаю, сказал я, что нигде, ни в одной из ваших стран нет чистой рыночной экономики. И думаю, вы не хотите, чтобы мы провалились. Поэтому говорю: мы двинемся к экономической свободе, но пусть общество решит само. Мы должны как можно скорее принять рыночные законы, дать экономическую свободу, содействовать ее реализации, а темпы будут определяться степенью готовности самого общества.
     В заключение отметил: очень важно, что мы скажем миру о нашем диалоге. Это была действительно совместная мозговая атака. И мы здесь не боролись врукопашную, а думали вместе, и, я считаю, прорывы налицо. Надеюсь, наш председатель, резюмируя дискуссию, максимально «выжмет позитив».
     Мейджор согласился со мной. Подводя итоги встречи, он сказал: «Это был откровенный, непринужденный разговор, а не набор формальных речей. Задавались непростые вопросы, на которые были даны ответы. В итоге разговора у нас у всех есть единое намерение работать вместе, чтобы содействовать интеграции Советского Союза в мировую экономику».
    
<...>  В Лондоне обозначился поворот огромного значения. Вслед за политической и военной сферой начался демонтаж барьеров на пути нашей интеграции в мировую экономику. 
 
М.С. Горбачев «Жизнь и реформы». Издательство «Новости», М. 1995., Книга 2,  Глава 28 . С.285 - 300   Читать
 
 
 
 
 
 

Конференции

СМИ о М.С.Горбачеве

В издательстве «Весь Мир» готовится к выходу книга «Горбачев. Урок Свободы». Публикуем предисловие составителя и редактора этого юбилейного сборника члена-корреспондента РАН Руслана Гринберга
Дмитрий Петров — к 30-летию вручения Михаилу Сергеевичу Горбачеву Нобелевской премии мира. Газета.ру

Книги