Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Новости

К списку новостей
20 ноября 2020

История Перестройки. Парижская хартия для новой Европы 30 лет спустя

Франция. В гостях у Миттерана. Д.Миттеран, М.С.Горбачев, Р.М.Горбачева, Ф.Миттеран
1/7

На совещании 19-21 ноября прозвучали выступления четырнадцати глав государств и правительств. Были подписаны Договор об обычных вооруженных силах в Европе, Совместная декларация двадцати двух государств НАТО и Организации Варшавского Договора, а в последний день работы, 21 ноября, – итоговый документ «Парижская хартия для новой Европы».

Парижская хартия знаменует собой важнейший акт окончания Холодной войны, создания общеевропейских структур, каркаса европейского дома . В Парижской хартии четко определен подход к созданию механизмов европейской безопасности.

«Уходила в прошлое эпоха, отмеченная двумя мировыми войнами и почти полувековым ядерным антагонизмом двух военно-политических блоков и общественных систем. Итогом встречи стало принятие документа, получившего название “Парижская хартия для новой Европы”, под текстом которого поставил свою подпись каждый из 34 руководителей стран – участниц СБСЕ, а от имени Европейских сообществ – председатель Комиссии ЕС Жак Делор» . Из книги М.С. Горбачева «Жизнь и реформы». Книга 2. М.: «Новости», 1995. С. 195.

Из выступления М.С. Горбачева 19 ноября 1990 г: «Наша встреча происходит на переломе эпох, и сама является крупнейшим его событием. Едва ли кто сейчас способен охватить все последствия этого перелома, может быть, на века. Одно можно сказать с уверенностью: этот год – решающий в уходящей эпохе, которая отмечена двумя мировыми войнами и почти полувековым ядерным антагонизмом двух общественных систем.
Мы вступаем в мир иных измерений, где общечеловеческие ценности приобретают одинаковое для всех значение, где свобода и благо человека, самоценность человеческой жизни должны стать и основой всеобщей без-опасности и высшим критерием прогресса.

…Единая, демократическая и процветающая Европа, сообщество и со-дружество не только наций и государств, но и миллионов ее граждан – мечта великих европейцев. Нашему поколению предстоит начать превращать ее в необратимые реальности грядущего века, при этом постоянно помня, что Европа – это лишь часть мира и ее судьба решается не только в ее пределах». Опубликовано в 23-м томе Собрания сочинений М.С. Горбачева

 

Спустя 30 лет, Парижская хартия выступает как своего рода стрелка барометра, позволяющая определить направление изменений международной ситуации и общественных настроений

Парижская хартия для новой Европы (текст итогового документ Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, состоявшегося в Париже) 21 ноября 1990 года

Новая эра демократии, мира и единства

Мы, главы государств и правительств государств - участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, собрались в Париже в период глубоких перемен и исторических ожиданий. Эра конфронтации и раскола Европы закончилась. Мы заявляем, что отныне наши отношения будут основываться на взаимном уважении и сотрудничестве.

Европа освобождается от наследия прошлого. Храбрость мужчин и женщин, сила воли народов и мощь идей хельсинкского Заключительного акта открыли новую эпоху демократии, мира и единства в Европе.

Наше время - это время осуществления тех надежд и ожиданий, которые жили в сердцах наших народов на протяжении десятилетий: твердая приверженность демократии, основанной на правах человека и основных свободах; процветание через экономическую свободу и социальную справедливость и равная безопасность для всех наших стран.

Десять принципов Заключительного акта будут нашей путеводной звездой в продвижении к этому желанному будущему, подобно тому, как они освещали наш путь к улучшению отношений на протяжении последних пятнадцати лет. Полное выполнение всех обязательств по СБСЕ должно служить основой для тех инициатив, которые мы предпринимаем теперь с тем, чтобы дать возможность нашим народам жить в соответствии с их чаяниями.

Права человека, демократия и верховенство закона

Мы обязуемся строить, консолидировать и укреплять демократию как единственную систему правления в наших странах. В этом начинании мы будем руководствоваться следующим:

Права человека и основные свободы с рождения принадлежат всем людям, они неотъемлемы и гарантируются законом. Их защита и содействие им - первейшая обязанность правительства. Их уважение существенная гарантия против обладающего чрезмерной властью государства. Их соблюдение и полное осуществление - основа свободы, справедливости и мира.

Демократическое правление основывается на воле народа, выражаемой регулярно в ходе свободных и справедливых выборов. В основе демократии лежит уважение человеческой личности и верховенства закона. Демократия является наилучшей гарантией свободы выражения своего мнения, терпимости по отношению ко всем группам в обществе и равенства возможностей для каждого человека.

Демократия, имеющая представительный и плюралистический характер, влечет за собой подотчетность избирателям, обязательство государственных властей соблюдать законы и беспристрастное отправление правосудия. Никто не должен стоять над законом.

Мы подтверждаем, что без какой-либо дискриминации каждый человек имеет право на:

свободу мысли, совести, религии и убеждений,

свободу выражения своего мнения,

свободу ассоциации и мирных собраний,

свободу передвижения;

никто не будет:

подвергаться произвольному аресту или содержанию под стражей,

подвергаться пыткам или другим видам жестокого, бесчеловечного или унижающего человеческое достоинство обращения и наказания;

каждый имеет также право:

знать свои права и поступать в соответствии с ними,

участвовать в свободных и справедливых выборах,

на справедливое и открытое судебное разбирательство в случае предъявления ему обвинения в совершении преступления,

владеть собственностью единолично или совместно с другими и заниматься индивидуальным предпринимательством,
пользоваться своими экономическими, социальными и культурными правами.

Мы подтверждаем, что этническая, культурная, языковая и религиозная самобытность национальных меньшинств будет защищена и что лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, имеют право свободно выражать, сохранять и развивать эту самобытность без какой-либо дискриминации и в условиях полного равенства перед законом.

Мы будем обеспечивать, чтобы каждый человек пользовался доступом к эффективным средствам правовой защиты, национальным или международным, против любого нарушения его прав.

Полное соблюдение настоящих положений является тем фундаментом, на котором мы будем стремиться строить новую Европу.

Наши государства будут сотрудничать и оказывать друг другу поддержку с целью сделать демократические завоевания необратимыми.

Читать полностью

 

М.С. Горбачев. Европейский процесс. Из книги «Жизнь и реформы», глава 24. «Преодоление раскола Европы»

«В 1989 году, как я считаю, европейский процесс вступил в новую, более динамичную фазу. Это было связано прежде всего с социально-политическими сдвигами в странах Восточной Европы.

Реакцией на глубинные перемены был конструктивный ответ Соединенных Штатов и НАТО на инициативу Варшавского Договора по сокращению личного состава войск в Европе. Я имею в виду брюссельскую декларацию НАТО в мае 1989 года. Впервые крупная разоруженческая инициатива стран ОВД встретила не подозрения и критику с ходу, а серьезный и конкретный ответ. Хотя декларация и оставляла много вопросов, требующих прояснения. В НАТО тогда еще не отказались от стратегии «ядерного устрашения». Философия, лежавшая в основе брюссельского документа, отражала вчерашний день в мировой и европейской политике.

Летом 1989-го, как уже говорилось, я был с визитом в ФРГ, и мы с канцлером Колем сопоставили свои оценки того, как идет европейский процесс, высказались за совместные усилия по преодолению разобщенности Европы. В совместном заявлении перечислялись элементы европейского строительства, которые обе стороны признавали принципиально важными с точки зрения будущего Европы, в том числе такие, как «безоговорочное уважение целостности и безопасности каждого государства», «безоговорочное уважение права на самоопределение народов» (к сожалению, не было должным образом оценено то, что эти две позиции могут противоречить друг другу), энергичное продвижение процесса разоружения и контроля над вооружениями, поэтапное создание структур общеевропейского сотрудничества и т.д. Советский Союз и ФРГ обратились к государствам СБСЕ с призывом включиться в общую работу над будущей архитектоникой Европы.

Такая работа уже шла по многим направлениям. В Париже 23 июня завершился первый этап Конференции по человеческому измерению СБСЕ. Впервые завязались контакты между НАТО и ОВД, ЕЭС и СЭВ, Европейским парламентом и Верховным Советом СССР. Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) приняла решение предоставить Советскому Союзу статус «специально приглашенного государства». Переданное мне приглашение выступить на заседании ПАСЕ в Страсбурге было логическим результатом такого развития событий.

В своем выступлении в Страсбурге я не стал уклоняться от полемики с теми, кто под преодолением раскола Европы имел в виду «преодоление социализма». Такой линии, подталкивающей к новой конфронтации, я противопоставил политику нового мышления, исходным пунктом которой является признание свободы выбора. Время подтвердило мою правоту: то, что произошло в Восточной Европе, — результат внутренних процессов, а не навязанное извне. Идеологизированный же подход был особенно рискованным и опасным в условиях начавшегося там брожения, сулившего бурный характер перемен. И то, что не всем удалось к переломному моменту в полной мере освободиться от старых стереотипов, сильно осложнило ситуацию.

В страсбургской речи я отверг взгляд на Европу как на арену конфронтации, расчлененную на «сферы влияния» и чьи-то «предполья», как объект военного противоборства, «театр военных действий». Между тем именно такими стереотипами прошлого подогревались подозрения, будто Советский Союз по-прежнему вынашивает гегемонистские замыслы, намерен оторвать США от Европы. А кое-кто даже настаивал отказаться от деголлевского понимания Европы «от Атлантики до Урала», ограничить ее пространством «от Бреста до Бреста». СССР якобы слишком велик для совместного проживания, другие будут чувствовать себя не очень уютно рядом с ним.

— СССР и США, — заявил я, — являются естественной частью европейской международно-политической структуры. И их участие в ее эволюции не только оправданно, но и исторически обусловлено. Хельсинкский процесс уже начал эту большую работу всемирного значения. Вена и Стокгольм вывели его на принципиально новые рубежи. Теперь всем нам предстоит как можно полнее использовать созданные общим трудом предпосылки. Этому служит и наша идея общеевропейского дома...

Раскрытие этой идеи применительно к конкретной ситуации середины 1989 года и было основной темой моего выступления. Речь шла о такой перестройке сложившегося в Европе порядка, которая вывела бы на первый план общеевропейские ценности, позволила заменить традиционный баланс сил балансом интересов, исключить вероятность вооруженных столкновений, саму возможность применения силы или угрозы силы, и прежде всего военной — союза против союза, внутри союзов, где бы то ни было. На смену доктрине «сдерживания» должна прийти доктрина «сдержанности». Выступление перед европейскими парламентариями получило благоприятный отклик.

События, развернувшиеся в странах Восточной Европы осенью 1989 года, по-новому поставили проблему безопасности. Задача создания новых структур безопасности для всей Европы вышла на передний план европейского процесса. Наши дипломатические усилия в тот период были сконцентрированы на переговорах в рамках формулы «2 + 4» по германским делам, на венских переговорах и подготовке совещания руководителей государств — членов СБСЕ. Увязка этих трех направлений позволяла на деле синхронизировать процесс объединения Германии с формированием новой структуры безопасности в Европе. Это было одной из главных тем переговоров, которые я вел летом 1990 года с Бушем, Тэтчер, Миттераном, Андреотти и, конечно, с канцлером Колем. В результате был открыт путь к Парижскому саммиту.

Предложение провести вторую после хельсинкской 1975 года общеевропейскую встречу в верхах, не дожидаясь намеченного для нее срока (1992 г.), было высказано мною в Страсбурге. К этой инициативе сначала отнеслись настороженно, но потом подхватили и включились в подготовку. Правда, Хельсинки-2 остались «на своем месте», то есть их по-прежнему планировали на 1992 год. А решено было провести специальную встречу в Париже, приурочив ее к заключению договора об обычных вооруженных силах в Европе. Она состоялась 19—21 ноября 1990 года. В ней приняли участие главы государств и правительств 34 стран — участниц СБСЕ.

Накануне открытия Общеевропейской встречи в верхах в зале торжеств Елисейского дворца собрались главы делегаций и министры иностранных дел стран — членов НАТО и Организации Варшавского Договора. В торжественной обстановке они подписали Договор об обычных вооруженных силах в Европе (подготовленный на переговорах в Вене) и Совместную декларацию 22 государств. Было торжественно заявлено, что отныне подписавшие Декларацию государства не являются противниками, будут строить новые отношения партнерства и протягивают друг другу руку дружбы.

Уходила в прошлое эпоха, отмеченная двумя мировыми войнами и почти полувековым ядерным антагонизмом двух военно-политических блоков и общественных систем. Итогом встречи стало принятие документа, получившего название «Парижская хартия для новой Европы», под текстом которого поставил свою подпись каждый из 34 руководителей стран—участниц СБСЕ, а от имени Европейских сообществ — председатель Комиссии ЕС Жак Дэлор.

Помимо подтверждения общих для всех участников СБСЕ принципов Хартия содержала положения о новых структурах и институтах общеевропейского процесса. Решено было создать Совет в составе министров иностранных дел как центральный форум для проведения регулярных политических консультаций; Комитет старших должностных лиц; Секретариат СБСЕ; Центр по предотвращению конфликтов; Консультативный комитет.

Парижская конференция знаменовала новый, постконфронтационный этап международных отношений в Европе. Предстояло ввести в действие (ратифицировать) Договор об обычных вооруженных силах в Европе, провести третий этап Конференции по человеческому измерению СБСЕ, развернуть подготовку к Хельсинки-2.

Но произошли события, к которым изменившаяся во многом Европа оказалась неготовой. Августовский путч в СССР, дезинтеграция страны, а затем и ликвидация Советского Союза, к тому времени ставшего одной из главных опор нового, мироутверждающего баланса в Европе и в мире, междоусобная война и распад Югославии кардинально изменили ситуацию в Европе. Общеевропейский процесс вступил в полосу серьезных испытаний, вновь созданные структуры не успели заработать на полную мощность и накопить опыт, не сумели оказать сколько-нибудь серьезное сдерживающее влияние на возникшие в Европе вооруженные конфликты.

Читать 


Дорога к Парижской хартии. Исторические нарративы и уроки для ОБСЕ сегодня

Доклад Сообщества аналитических центров и академических институтов ОБСЕ

Редакционная группа | Кристиан Нюнлист (основной автор) | Юхана Аунеслуома | Бенно Цогг

Краткое резюме доклада

Нынешняя напряженность в отношениях между Россией и Западом и возврат к обострению проблем европейской безопасности обусловлены незавершенностью политического устройства континента после окончания холодной войны, хотя после 1990 года Западу казалось, что ему удалось установить справедливый новый порядок для европейского будущего. Сегодня стало очевидным, что надежды, которыми проникнут полный оптимизма текст Парижской хартии для новой Европы, принятой на Совещании глав государств и правительств СБСЕ в ноябре 1990 года – первом саммите СБСЕ после судьбоносного Хельсинкского саммита 1975 года, – оказались тщетными. Создание новой структуры европейской безопасности, основанной на открытости, сотрудничестве и партнерстве между бывшими во времена холодной войны врагами, не выдержало испытаний 1990-х годов – распада Советского Союза, межэтнических конфликтов, породивших балканские войны, и затяжных конфликтов на постсоветском пространстве.

В настоящем докладе делается попытка реконструировать ход переговоров в период формирования современной архитектуры европейской безопасности, начиная с падения Берлинской стены в ноябре 1989 года и заканчивая подписанием Парижской хартии год спустя. Мы считаем, что выявление и оценка упущенных возможностей, а также анализ противоречивых национальных версий произошедшего в тот знаменательный период, могут быть полезны для понимания как причин, так и существенных элементов нынешнего раскола в Европе. Главной целью доклада является приобщение взглядов современных историков к множеству версий того, что якобы произошло в 1989-ом и 1990-ом годах и почему. Мы считаем, что историки, привычные к реконструкции прошлого, могут помочь разобраться в паутине противоречивых повествований и интерпретаций. Сопоставляя распространенные мифы и политизированные воспоминания с недавно рассекреченными архивными материалами и растущим потоком научных исследований о событиях 1989 и 1990 годов, мы считаем, что настало время добавить нюансы и оттенки серого в преимущественно черно-белые описания истории успехов и неудач при создании стратегической архитектуры Европы после холодной войны. Достоверные эмпирические данные и профессиональный исторический анализ являются полезными инструментами, позволяющими успокоить ныне непримиримые политические дискуссии о европейской безопасности, поскольку снимают разногласия сторон относительно отправной точки существующих сегодня расхождений. В нашем докладе показано, в какой степени часто звучащие версии событий действительно опираются на факты. Поставив во главу угла рассмотрение различных представлений об общеевропейской безопасности и дороги к Парижской хартии СБСЕ, наш доклад восполняет существующий научный пробел, поскольку самый конец холодной войны и начало периода после ее окончания еще не подвергались анализу с позиции ОБСЕ/СБСЕ. Сообщество исследовательских центров ОБСЕ явилось идеальной структурой для анализа разнообразных национальных нарративов и интерпретаций и уделило особое внимание многосторонней дипломатии (или ее отсутствию). Рассмотрению аспектов многосторонней дипломатии способствовало приглашение бывших высокопоставленных дипломатов СБСЕ (включая первого Генерального секретаря СБСЕ/ОБСЕ) внести свой вклад в наше обсуждение в качестве ключевых очевидцев событий тех лет.

Доклад стал результатом проекта, инициированного Германией во время ее председательства в ОБСЕ в 2016 году. На русский язык доклад переведен в 2018 г.

Читать доклад полностью 

 
 
 

Конференции

СМИ о М.С.Горбачеве

Дмитрий Петров — к 30-летию вручения Михаилу Сергеевичу Горбачеву Нобелевской премии мира. Газета.ру
В Театре Наций прошла премьера спектакля о первом президенте СССР Российская газета, 11 октября 2020

Книги