Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Новости

К списку новостей
4 октября 2020

Спектакль «Горбачёв» в Государственном Театре Наций

М.С. Горбачев и Чулпан Хаматова на благотворительном балу, организованном для сбора средств Институту детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Раисы Горбачёвой. Лондон, 2006
1/2

Чулпан Хаматова в интервью Яне Жиляевой для Forbes Woman :
"Раиса Максимовна заставила уважать русскую женщину в мире и внутри страны тоже — при всей ненависти, которая лилась на нее внутри страны. Какой стержень был у этого человека! К сожалению, страна просто не успела ее полюбить."

Как Алвис Херманис решил, что вы сыграете роль Раисы Максимовны в спектакле «Горбачев»?

Сразу после «Рассказов Шукшина» мы стали думать, что можем сделать дальше. Было одно предложение, другое, потом как-то все затихло, и потом то ли Женя Миронов, то ли Алвис придумали, что это должна быть история с Михаилом Сергеевичем и Раисой Максимовной. Алвис изучил множество источников, собрал их в пьесу.
Для меня огромная честь играть Раису Горбачеву. Хотя Михаил Сергеевич часто шутил, что он разрешит сыграть ее только мне, больше никому.
Год назад по приглашению Михаила Сергеевича Алвис Херманис приезжал в Россию. Мы все вместе ездили в «Горбачев-Фонд», провели прекрасный день. Михаил Сергеевич был в хорошем настроении, рассказывал истории, вспоминал, шутил. Он в детстве играл в школьном театре, до сих пор помнит наизусть монолог князя Звездича из пьесы Лермонтова «Маскарад». В общем, всю встречу он говорил и пел, пел и говорил. А Алвис почти все время молчал. В какой-то момент Горбачев посмотрел на Алвиса: «Я вижу, ты такой же говорун, как и я». Все рассмеялись. Но если серьезно, Алвиса интересовало, влияла ли Раиса Максимовна на принятие государственных решений. Михаил Сергеевич говорил, что, конечно, нет. Но мне кажется, что она имела очень сильное влияние на него как на мужчину, на личность и была его нравственным камертоном.
Сначала мы думали, что пьеса будет как «Леди Макбет» наоборот. Леди Макбет, которая ведет не в темную сторону, а в светлую. Но это оказалось очень непросто. Во время карантина мы долго репетировали в Zoom, подробно работали с текстом, совместно сделали то ли восемь, то ли девять редакций.

Какой период, какой возраст Раисы Максимовны кажется наиболее интересным?

Я не могу сказать, какой именно возраст. Мне все кажется самым интересным. И детство, когда она колесила по всей стране с отцом-железнодорожником. И то, что она занималась образованием младших брата и сестры. Очень интересен период МГУ. Совершенно непонятно, и спросить уже нельзя, почему она выбрала философский факультет. С какого такого перепугу? Я сначала была уверена, что философский был выбран по остаточному принципу. Выяснилось — нет. В то время человек, закончивший с золотой медалью школу, как Раиса Максимовна, мог выбрать любой факультет без экзамена. То есть это был осознанный выбор — стать философом. Интересен период Ставрополья, почему так долго не вступала в партию, как она относилась к нашей истории, к литературе, культуре, будучи очень просвещенной женщиной, ведь ее младший брат был талантливым писателем и журналистом. Интересен короткий период жизни на вершине. Сейчас смешно представить: Горбачев возглавлял страну всего шесть лет.
Интересно, как за эти шесть лет Раиса Максимовна расцвела и показала себя, как она заставила уважать русскую женщину в мире и внутри страны тоже — при всей ненависти, которая лилась на нее внутри страны. Какой стержень был у этого человека! И очень интересно и трагично, как после путча ее крепкий стержень был подточен и практически рассыпался. Так что, в каком возрасте ее ни возьми, она везде интересна.

Она проводила опросы работающих женщин, изучала, как устроена их жизнь…

И это притом, что социология тогда никому не была нужна, потому что только портила официальную статистику. Но это не останавливало Раису Максимовну. Она продолжала собирать информацию, добираться до деревень на чем попало: на тракторе, на попутке, иногда пешком в резиновых сапогах, чтобы узнать, как живут женщины Советского Союза.
«По отношению к женщине, которая рядом, можно понять, как человек относится к своей стране и что это за человек»

И все-таки большинство жителей СССР Раису Горбачеву не принимало, не считало своей. Хотя ее родина — Рубцовск, Алтайский край.

Да. Мама — сибирячка. Папа — украинец. Бабушки и дедушки — крестьяне. Но советской она не была, я имею в виду в таком, не очень приятном смысле слова. Хотя в мире, за границей Раиса Горбачева представляла советскую женщину. Она была воспитана в советской культуре. Она родилась в 1932 году, то есть детеныш советской идеологии. При этом она не была такой советской женщиной, которая понятна каждому встречному-поперечному. Она не была узнаваемой женой соседа. Это правда. Но мне кажется, просто не хватило времени на то, чтобы российские женщины поняли, что они могут быть такими же, как Раиса Горбачева. И это была одна из ее идей — доказать русской женщине, что она может красиво одеваться, достойно выглядеть рядом с мужем. Для этого она запустила в стране Burda Moden, немецкий журнал с выкройками, чтобы доказать, что такие наряды может своими руками сшить каждая женщина.
Все сногсшибательные наряды Раисы Горбачевой были сшиты на Кузнецком Мосту.
Это была ее принципиальная позиция — одеваться у наших художников-модельеров, что бы ни говорили сплетники. Так что, к сожалению, страна просто не успела ее полюбить.

Сейчас уже много лет в стране нет своей «первой леди». И это, мне кажется, очень негативно отражается на социальной роли женщин, на представлении о российских женщинах в мире и России.

Конечно. Я читала пост Маши Алехиной ко дню рождения Горбачева, где она сделала очень простой вывод: по отношению к жене, по отношению к женщине, которая рядом, можно понять, как человек относится к своей стране и что это за человек. Ни до, ни после Михаила Сергеевича таких примеров у нас не было.

Чулпан, как, на ваш взгляд, в XXI веке вообще такое может происходить: любовь с юности и до конца дней?

Я думаю, им очень повезло. Они судьбоносно нашли друг друга. Они нуждались друг в друге. Они правда были почти единым целым. На многих официальных съемках видно, как у них тянулись друг к другу руки. Они нежно переплетали пальцы даже на самых строгих официальных церемониях. Они были интересны друг другу и всегда поддерживали друг друга. Такая любовь. Откуда-то из космоса.

Есть цитата из воспоминаний Раисы Максимовны о дне свадьбы, где она замечает, что целоваться на людях невозможно, что поцелуй это «настолько интимное, что оно должно принадлежать только нам». Эта тургеневская чистота как-то реверсивно вернулась к поколению сегодняшних девушек, вы не находите?

Согласна. Когда с нашим поколением случилась перестройка, вдруг то, за что раньше сажали и что запрещали, стали показывать в кинотеатрах и печатать в официальных изданиях. Эта среда провоцировала нас на подвиги, нам требовалось насытиться свободой в любом ее проявлении. Нам хотелось, грубо говоря, какого-то панка, какого-то трэша, какого-то дна. А сегодняшние подростки воспринимают свободу как данность. Они вышли на новый виток цивилизации: самоограничения, ограничения потребления и, видимо, так же, как они берегут природу, они берегут свой моральный облик. И от этого правда складывается ощущение, что они тургеневские барышни.
Именно Раиса Горбачева начала активно возрождать традиции благотворительности в нашей стране. Фонд культуры — ее детище. НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р. М. Горбачевой создан на деньги семьи Горбачевых после ее смерти.
В начале 1990-х она приехала в российскую детскую клиническую больницу и увидела детей. Тогда в России, в Советском Союзе, онкобольных не лечили по мировому протоколу. Каждый врач, Петров, Иванов, Сидоров, действовал так, как ему представлялось правильным. Поэтому по статистике выживало менее 5% больных детей. Однажды Раиса Максимовна, как мне рассказывал Михаил Сергеевич, вернулась домой в ужасе, в отчаянии. К тому времени Горбачевы побывали уже и в Германии, и в Америке. Они видели детские больницы за границей. Она кинулась к нему: «Миша, ну как же так?» А у него в этот момент страна разваливается. Горбачев ей ответил что-то вроде: «Рая, мне не до этого. Тебе надо, ты и делай».
И Раиса Максимовна за это взялась. Она уговорила немцев, и они приняли на обучение за свой счет наших врачей. В общем, те врачи, с которыми я сейчас дружу и которым помогаю, за которыми идет фонд «Подари жизнь», и были теми студентами и аспирантами, которые ездили учиться в Германию по инициативе Раисы Максимовны. Оттуда они уже вернулись обученными врачами.
Почему я так слепо им доверилась, пошла за ними? Потому что таких врачей я в своей жизни не видела. Я и представить не могла, что на свете могут быть такие врачи. Мы рискнули организовать фонд под впечатлением от знакомства именно с этими врачами и понимания, что им можно доверять. Если бы Раиса Максимовна тогда не отправила их за границу, непонятно, сколько еще ушло бы времени и как развивался бы наш фонд. Так что моя работа в фонде «Подари жизнь» — продолжение тропинки, которую проложила Раиса Максимовна.
«Это был величайший поступок Горбачева. Он не думал о своем позоре или о позоре страны, он делал конкретное дело — помогал больным детям»
Из-за благотворительности мы и познакомились с Михаилом Сергеевичем. Я пришла к нему в 2004 году попросить денег, наивная и ничего не понимающая артистка. Просто пришла попросить денег. Фонда «Подари жизнь» еще не было. Мы тогда собирали деньги напрямую в больницы, на какие-то конкретные вещи. Я сказала: «Дайте денег. У вас же фонд». Михаил Сергеевич ответил: «Вы актриса, публичная личность. У вас есть все возможности, все ресурсы для того, чтобы собрать ту самую сумму, которую вы сейчас просите. Если нужно, мы поможем советами». В общем, дал мне от ворот поворот.
Я, конечно, немного надулась. Почему-то мне казалось, что «Горбачев-Фонд» должен лопаться от денег. Но в конце того разговора он добавил, что помог бы с удовольствием, но им самим не хватает средств. В тот момент в Питере как раз шло строительство клиники имени Раисы Горбачевой. Так началось наше общение. Очень скоро я оказалась в Лондоне на благотворительном балу, где собирали деньги для петербургской больницы. И тут все встало на свои места. Я сидела за столиком среди приглашенных звезд и гостей, в основном английской аристократии и буржуазии. Михаил Сергеевич вышел на сцену и стал продавать лот на ужин с собой. Это было так непривычно. Он говорил: «Ну купите подороже». У меня хлынули слезы. Я сидела и думала: какой позор. Как же так? Какие-то англичане собирают деньги для больницы в России. А в этот момент, чтобы вы понимали, баррель нефти стоил так дорого, как никогда. Это были жирные для России годы. Но сейчас я понимаю: это был величайший поступок Горбачева. Он не думал о своем позоре или о позоре страны, он делал конкретное дело — помогал больным детям. Этот поступок стал для меня прекрасным уроком. С тех пор я тоже ни секунды не стесняюсь, когда продаюсь на благотворительных аукционах. Неизменно вспоминаю, как это делал Горбачев в Лондоне. Так потихонечку мы сдружились с Михаилом Сергеевичем. Сейчас он для меня очень близкий человек. Если он не перезванивает, не рассказывает, как здоровье, у меня начинается паника.
На Западе Горбачев по-прежнему мегазвезда. Несколько лет назад произошла смешная история. Звонит мой европейский агент из Вены и говорит: «Я не понимаю, что происходит, но у меня выстроилась очередь из лучших изданий Австрии и Германии на интервью с тобой». Оказалось, Михаил Сергеевич в каком-то интервью в ответ на вопрос, кто из артистов ему нравится, назвал мою фамилию. И этого оказалось достаточно, чтобы журналисты выстроились в очередь. Я снималась в разных зарубежных фильмах, участвовала в театральных проектах, но никогда не добивалась такого внимания западной прессы. Одно слово Михаила Сергеевича, и все поменялось. Такой до сих пор кредит доверия Горбачеву на Западе.

Михаил Сергеевич вам помогал готовиться к роли Раисы Максимовны?

Михаил Сергеевич очень открыто делился воспоминаниями. И «Горбачев-Фонд» тоже очень помогал. Я ходила к ним, чтобы смотреть архивные видео из официальных поездок, когда у Михаила Сергеевича была своя программа, у Раисы Максимовны своя. На этих записях многое проявляется в деталях. Мы смотрели все, что возможно было найти. В программе «Час пик» Влада Листьева меня поразило высказывание Михаила Сергеевича, что главными приоритетами в государстве должны быть культура, образование и наука.
Когда стала смотреть "Частный взгляд на жизнь президента" (фильм Олега Уралова) , заплакала на десятой минуте и так и проплакала весь фильм. Там нет авторских слов, только хроника. С каким достоинством Горбачев держится уже при агонии политбюро, где каждый считает себя обязанным выйти и пнуть, плюнуть в него. С каким достоинством говорит: «Вы что, хотите кулака? Вы опять хотите жесткого кулака? Не будет. От меня не дождетесь. Мы не будем туда возвращаться. Давайте будем демократами до конца».
Плакала я от того, что все надежды времен перестройки на сегодняшний день перечеркнуты.

https://www.forbes.ru/forbes-woman/

 
 
 

Конференции

СМИ о М.С.Горбачеве

Дмитрий Петров — к 30-летию вручения Михаилу Сергеевичу Горбачеву Нобелевской премии мира. Газета.ру
В Театре Наций прошла премьера спектакля о первом президенте СССР Российская газета, 11 октября 2020

Книги