Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Новости

К списку новостей
2 декабря 2019

М.С. Горбачев ответил на вопросы корреспондента газеты "The Times of Malta"

Вопрос: Этот саммит назвали «саммитом морской болезни» из-за плохой погоды. Вы помните об этом обстоятельстве?

Ответ: Мы его так никогда не называли. Погода действительно испортилась накануне встречи – разразился шторм, и какой! Поэтому пришлось отказаться от идеи президента Буша провести переговоры на военных кораблях. Советский и американский корабли стояли на рейде, но на них даже подняться было невозможно из-за высокой волны. Хорошо, что в порту Валетты был пришвартован теплоход «Максим Горький». Это была резиденция советской делегации, и мы пригласили туда президента США.  

Вопрос: Что Вы помните о вашем посещении Мальты?

Ответ: У меня была встреча и краткая беседа с премьер-министром вашей страны. А посмотреть остров не удалось – оба дня были плотно заполнены переговорами с Джорджем Бушем. Но я благодарен Мальте, и думаю, весь мир должен быть благодарен ей: ведь именно на Мальте была подведена черта под холодной войной.

Вопрос: Были ли вы уверены накануне саммита, что сможете договориться о прекращении холодной войны?

Переговоры на высшем уровне – а особенно в момент, когда история резко ускоряет свой ход – дело очень сложное, и никогда не может быть абсолютной уверенности в том, как они пройдут и чем закончатся. Нам с президентом США было очень важно посмотреть друг другу в глаза, выяснить намерения друг друга, оценить предложения, с которыми стороны придут на переговоры.

Я от имени советского руководства заявил президенту США, что Советский Союз готов не рассматривать США как врага и публично заявить об этом. В ответ президент США встал и протянул мне руку.

Два дня интенсивных обсуждений позволили нам убедиться, что СССР и США настроены на сотрудничество и готовы к нему. И последующие события, когда наши новые отношения прошли через серьезные испытания – в Европе, на Ближнем Востоке, подтвердили, что мы уже не противники, а партнеры. 

Вопрос: Сейчас, через 30 лет после падения Берлинской стены некоторые страны, например Венгрия, строят новые стены. Беспокоит ли Вас то, что между Востоком и Западом снова возникнет мысленная стена?

Ответ: Меня многое беспокоит в сегодняшнем мире. После окончания холодной войны новое поколение лидеров не смогло выстроить надежную архитектуру безопасности, механизм предотвращения и урегулирования конфликтов, особенно в Европе. Мы начали эту работу, но она была прервана в результате распада Советского Союза. И тогда западные лидеры поддались триумфаторскому настроению, провозгласили победу в холодной войне. А ведь мы закончили ее общими усилиями, так что победа была общей! И надо было дальше идти по пути сотрудничества, строить партнерские отношения, как было обещано в подписанной всеми странами Европы в 1990 году Парижской Хартии. Тогда, я уверен, не было бы на европейском континенте нынешних конфликтов – одни из них тлеют, другие полыхают. С этим нельзя мириться! Поэтому я призываю мировых лидеров вернуться к взаимодействию в духе Мальты, в духе Парижской Хартии.

Вопрос: Считаете ли вы по-прежнему, что прекращение холодной войны было вашим самым большим профессиональным достижением?

Ответ: Я сказал, что прекращение холодной войны было нашим общим достижением. Считаю, что поколение лидеров, покончившее с глобальной конфронтацией, проявило мужество и ответственность. Сколько было препятствий на этом пути, сколько неожиданностей! И порой казалось, что этот процесс сорвется, что всё вернется к прежнему противостоянию. Но у нас хватило выдержки и настойчивости, мы этого не допустили. А сейчас надо не допустить скатывания вниз, к новой холодной войне.

Вопрос: Как вы сейчас проводите время?

Ответ: Я внимательно слежу за всем, что происходит в мире, стараюсь реагировать на события в России и за рубежом, поддерживаю контакты с ветеранами мировой политики. Недавно вышла в России и в других странах моя книга «Что поставлено на карту: будущее глобального мира». Сейчас я перечитываю многочисленные письма, которые я получал за прошедшие годы. В моей новой книге будут и эти письма, и размышления, которые возникают при их чтении.

Вопрос: На ваш взгляд, стал ли мир лучше или хуже за прошедшие 30 лет?

Ответ: Я думаю, прежде всего, что никто из нас не должен испытывать ностальгию по холодной войне. Мы с ней покончили, и от этого мир стал лучше. Уничтожено 85 % ядерных арсеналов, которые существовали на пике гонки вооружений. Но, с другой стороны, оружия массового уничтожения по-прежнему достаточно, чтобы уничтожить человеческую цивилизацию. И вместо дальнейшего движения к разоружению происходит милитаризация международной политики. Это повод для серьезного беспокойства. И каждый человек должен задуматься о том, что он может сделать для сохранения мира, для продвижения к миру без ядерного оружия, без насилия.