Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Новости

К списку новостей
24 февраля 2014

Выступление М.С.Горбачева на форуме в Шардже

23 февраля М.С.Горбачев выступил в Шардже (Объединенные Арабские Эмираты) на международном симпозиуме «Государственная информационная политика в XXI веке».
 
Он, в частности, сказал:
 
XX век оказался самым жестоким, кровавым во всей истории человечества. Это век не только огромных перемен, но и век потрясений.
 
Сегодня мы живем в глобальном, взаимозависимом мире, но еще не научились жить в нем. И последствия этого – в политике, экономике, в экологии – становятся все более опасными. Огромный импульс глобализации дало окончание холодной войны и глобальной конфронтации. Закончив – благодаря совместным усилиям – холодную войну, мы выстраивали планы нового обустройства мира. Надеялись, что это позволит успешнее решать глобальные проблемы.
К сожалению, процессы в мире пошли по-другому. Глобализация приняла стихийный характер, обострила многие противоречия и конфликты, усилила неравномерность развития различных частей мира.
 
Ведущие развитые страны и их транснациональные корпорации смогли использовать процессы глобализации в соответствии со своими интересами и извлекать из них наибольшую выгоду. Такие крупные развивающиеся страны, как Китай, Индия, Бразилия, смогли адаптироваться к глобальным процессам, добиться значительных успехов в борьбе с бедностью. Тем не менее, среди развивающихся стран в результате глобализации – больше проигравших, чем выигравших. Во многих из них глобализацию считают новым колониализмом.
 
С большими трудностями идет процесс адаптации к вызовам современности в исламском мире. Его народы не хотят мириться с тем, что их оттеснили на обочину исторического процесса. В таких крупных странах, как Египет, Ирак, Сирия, противоречия этого процесса приобрели особенно болезненную форму. Обострились проблемы миграции, противоречия на этнической и конфессиональной почве, борьба за ресурсы.
 
Предположение, что глобализация в ее нынешней модели приведет к ускоренному развитию и преодолению проблем неравенства внутри стран и в мировой масштабе, не подтвердились. Не произошло позитивных перемен и в сфере безопасности. Замедлились темпы сокращения ядерного оружия. Режим его нераспространения становится все более шатким, происходит наращивание обычных вооружений, их модернизация, создание новых видов. Не решаются застарелые конфликты, процесс ближневосточного урегулирования годами, десятилетиями топчется на месте, возникают новые очаги напряженности, потоки беженцев, льется кровь.
 
В целом, можно констатировать, что мировая политика отстает, мы не научились управлять процессами современного глобального, взаимозависимого мира. Казалось бы, кризис, начавшийся в 2008 году и до сих пор до конца не преодоленный, должен был всех нас, и мировую политику, встряхнуть, заставить решительно действовать.
Нельзя сказать, что вообще ничего не сделано. Но не было действий, адекватных сегодняшним вызовам и угрозам. Не было принято принципиальных, структурных решений. Не удалось выработать общей платформы, программы действий мирового сообщества по преодолению главных проблем сегодняшнего мира.
 
И поэтому сегодняшний мир так напряжен. Это бушующее море.
 
Напряжение, которое накопилось буквально повсюду, может вырваться на поверхность самым драматическим образом. Где это произойдет – трудно предсказать. В последние месяцы мы были свидетелями обострения внутренней ситуации, массовых выступлений граждан, насилия в Таиланде, Греции, Турции, других странах. И в самые последние дни – на Украине. 
       
Я понимаю, что вы ожидаете от меня оценки трагических событий на Украине. Их всесторонний анализ еще предстоит дать. Думаю, они показали, к чему приводит нежелание власти создавать и укреплять демократические институты, вести честный диалог с гражданами, решать назревшие проблемы, бороться с коррупцией.
 
Первопричину я вижу в срыве перестройки. Практически повсюду он означал и срыв демократического процесса. Институты демократического государства превратились в ширму для клановой политики. Недемократическая власть оказалась неспособна провести экономические реформы, добиться улучшения жизни людей. А внешняя политика свелась к маневрированию между Россией и ЕС, которые, надо признать, и сами этому способствовали.
       
Я тяжело переживал случившееся драму, которая разворачивалась в Киеве. Обращался к руководителям России, США, ЕС с призывом помочь украинцам остановить опасную эскалацию, найти бескровный выход из кризисной ситуации. Такая помощь не была своевременно оказана. Произошла трагедия. Из нее надо сделать выводы – всем. И украинцам, которым, чтобы спасти страну, надо заново строить гражданское согласие. И внешним силам, которые совершили немало ошибок, способствовавших драматическому развитию событий. И главный вывод: без демократической, гласной, открытой политики мы не гарантированы от повторения того, что произошло. 
 
Возвращаясь к глобальным проблемам, я должен констатировать, что не удалось по-настоящему сдвинуть с места решение глобальной проблемы бедности. Хотя усилиями прежде всего Китая, Индии, Бразилии десятки миллионов людей в этих странах удалось вытащить из нищеты, бедность остается уделом сотен миллионов.
 
Цели Миллениума, торжественно провозглашенные главами государств на саммите ООН в 2000 году, достигнуты далеко не везде. Декларации не превращаются в действия. Сегодня более половины человечества существует на грани выживания. 85 богатейших людей мира владеют таким же состоянием, как 3,5 миллиарда беднейших жителей нашей планеты – то есть половина человечества. Миллиарды людей не имеют доступа к чистой воде, элементарной санитарии. И при этом планета сталкивается с растущей угрозой экологической катастрофы в результате связанного с деятельностью человека глобального потепления.
 
Все проблемы – безопасности, терроризма, бедности и отсталости, экологии – сегодня сплетены в тугой узел. Они не поддаются фрагментарным, несистемным решениям. И тем более – попыткам решения с помощью силы. Тем не менее государства по-прежнему прибегают к старым инструментам: силе, давлению, попыткам доминирования. Их лидерам не хватает интеллектуальной и нравственной высоты, ответственности, терпения в поисках политического решения. Но разве применение силы хоть где-то привело к решению проблем? Нет, оно лишь обострило их.
 
Отсутствие ответов на глобальные вызовы породило серьезные сомнения в коллективной способности мирового сообщества выйти на реальные решения, развязать весь узел глобальных проблем. Значит ли это, что цели экономического процветания, безопасности государств, экологической устойчивости и социальной справедливости настолько противоречат друг другу, что решения в принципе нет? Или что оно будет найдено лишь после того, как глобальная экологическая катастрофа или социальная революция заставят политиков действовать?
 
Я думаю, мы не можем позволить себе дать такой ответ. Слишком велика может оказаться цена такого безответственного отношения к людям, к судьбе человечества. Почему же мы все эти годы не перешли от деклараций – а их было немало, причем правильных – к адекватным действиям? Чего не хватает нам, чтобы это произошло?
Думаю, не хватает политического лидерства, политической воли, мужества. Нынешнее поколение лидеров довольствуется малыми шагами, нередко сбивается на поиски собственной эгоистической выгоды. Оно не осознало, что в современном мире лидерство может быть лишь коллективным.
 
Мы можем предъявить претензии и к науке, интеллектуальному сообществу, ведущим аналитическим центрам. Большинство их рекомендаций носит фрагментарный характер, не учитывает системную природу глобальных вызовов.
Мы должны предъявить счет бизнесу. Какие-то сдвиги происходят, но в целом они далеко не адекватны требованиям социальной и экологической ответственности бизнеса. Я убежден: для того чтобы произошел решительный перелом в ситуации, необходимо осознание того, что причина наших трудностей коренится в самой модели развития, которая не обеспечивает устойчивого экономического роста и одновременно ведет к нарастанию социальных и экологических проблем.
 
Это тупиковая модель. Она сложилась в ХХ веке и закрепилась в его последние десятилетия. Она основана на стремлении к сверхприбыли и стимулировании сверхпотребления. При этом для меня очевидно: решать проблемы развития путем наращивания производства и перенесения западных стандартов потребления на развивающийся мир просто невозможно. Мы уже напрягли ресурсы и экологию Земли так, что планета вот-вот не выдержит.
Значит, нужен переход к новой модели, новой парадигме развития. А это невозможно без изменения системы ценностей.
На мой взгляд, мир будущего не может быть основан исключительно на личном интересе, на постоянном росте материальных потребностей и их удовлетворении посредством непрекращающейся промышленной экспансии.
Придется, на мой взгляд, пересмотреть цели и критерии оценки экономического развития. В конечном счете необходима переориентация мировой экономики, перенос центра тяжести с избыточного индивидуального потребления на такие  общественные блага, как экологическая безопасность, здоровье людей, качество их жизни, доступ к образованию, здравоохранению, культуре, развитие человеческой личности, равные возможности, социальная сплоченность.
 
Все это необходимо обществу не только исходя из нравственных императивов. Экономическая эффективность этих «товаров» огромна. Но экономисты еще не научились ее измерять. Здесь потребуется интеллектуальный прорыв, новые идеи, новые механизмы их реализации. 
 
Пока мы видим лишь контуры новой модели. Но я уверен: переход к ней необходим, ибо инерционный сценарий чрезвычайно опасен для человечества. Переход к новой модели должен быть постепенным, но достаточно быстрым. Вот главный вызов человечеству!
 
Мы уже опаздываем лет на 20 с переходом к новой модели устойчивого развития, и некоторые последствия этого уже необратимы. Эта задача должна быть в центре внимания государств и их организаций, прежде всего ООН, гражданского общества, научного сообщества, бизнеса. Нужен постоянный диалог между ними. И нужна, я бы сказал, планетарная гласность, открытый, честный диалог между властью и обществом о глобальных вызовах и путях их преодоления. Это важнейшая предпосылка успеха. Правительства не должны скрывать от общества масштабы проблем и угроз, они должны вовлекать людей через демократические процессы в поиск ответов на вызовы XXI века.
 
Этот процесс должны возглавить люди, обладающие авторитетом в широких кругах общества, люди морали. И если нынешняя правящая элита не способна выдвинуть таких людей, то потребуется ее решительное обновление. Думаю, приход нового поколения лидеров уже не за горами.
 
Справятся ли они – справится ли человечество – с вызовами, масштабы и остроту которых я попытался охарактеризовать в своем выступлении? Задача может показаться непосильной. Но давайте вспомним, что по историческим меркам совсем недавно мы столкнулись с не менее опасной угрозой и смогли отойти от края пропасти. Я имею в виду ситуацию, в которой мир оказался в середине 1980-х годов.
 
К этому времени гонка вооружений превратилась в такой "адский поезд", что казалось - его невозможно остановить. Были накоплены - в основном в СССР и США - несколько десятков тысяч ядерных боезарядов и их носителей, и производство их продолжалось. СССР и США противостояли друг другу чуть ли не на всех континентах - от Азии и Африки до Латинской Америки. И при этом на протяжении более 6 лет руководители крупнейших держав - СССР и США - не встречались друг с другом!
 
Мы считали, что наш долг перед своим народом и перед миром – сделать первый шаг к диалогу и сотрудничеству с США. Ключевое значение имел мой первый саммит с президентом Рейганом в Женеве в ноябре 1985 года. Начало было трудным. Но в итоге двух дней работы мы заявили: "Ядерная война недопустима, в ней не может быть победителя". И еще одно важнейшее положение было включено в наше совместное заявление: СССР и США не будут стремиться к военному превосходству друг над другом.
 
Так было положено начало диалогу, который затем привел нас в Рейкьявик. Трудный путь, но мы от него не отступили. И в результате не только заключили договоры о беспрецедентном по своим масштабам сокращении ядерного оружия, но и нормализовали обстановку в мире, ликвидировали конфликты в его различных уголках.
 
Это – один из примеров того, что история не фатальна, что в ней всегда есть место для альтернатив и альтернативных решений. Сегодня мы должны искать решения, которые сделают наш глобальный мир управляемым. Иначе – хаос, «глобальная смута».
 
Хочу подчеркнуть: управляемость – это отнюдь не управление со стороны «мирового правительства» или какого-то одного центра силы или группы стран. Это сложная многоуровневая система, включающая и национальный уровень, и региональные системы международных организаций, и систему ООН, опирающуюся на международное право. Путь к такой системе лежит через диалог, через демократизацию и демилитаризацию международных отношений, выход на новый уровень понимания общечеловеческих интересов и глобальной солидарности. Я уверен: если мы твердо станем на этот путь, в будущее можно будет смотреть с оптимизмом.  
 
 
 

Конференции

СМИ о М.С.Горбачеве

В издательстве «Весь Мир» готовится к выходу книга «Горбачев. Урок Свободы». Публикуем предисловие составителя и редактора этого юбилейного сборника члена-корреспондента РАН Руслана Гринберга
Дмитрий Петров — к 30-летию вручения Михаилу Сергеевичу Горбачеву Нобелевской премии мира. Газета.ру

Книги