Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Конференции

К списку

Э. М. Раутбарт

         Мне, к сожалению, уже не 18 лет, и я очень хорошо помню то время, о котором мы сегодня говорим. Я помню, как мы просыпались утром и выясняли, кого еще ночью из соседей забрали. Я помню, как людей увозили, их арестовывали, их детей забирали. Это я всё очень хорошо помню, к великому сожалению.
     Но мне хочется сказать вот о чем. Я не могу понять, что происходит сейчас, когда бабушки, мои ровесницы выходят с красными знаменами на Красную площадь и требуют, чтобы им вернули Сталина или хотя бы сталинский режим. Вот это я никак не могу понять, что происходит с нами.
     Расскажу анекдот тех лет. Сидит человек в тюрьме. Идет комиссия и проверяет, кто за что сидит. Спрашивают человека: «За что ты сидишь?». А он говорит: за лень. – Как за лень? – Ну, мы сидели вдвоем и рассказывали политические анекдоты. Мне было лень донести, а ему не было лень донести. Вот я сижу.
     Ведь в то время половина сидела, а половина доносила. Ведь это было очень страшно. Я помню, как нас предупреждали, чтобы мы никому не говорили, что папа строил КВЖД, потому что всех строителей КВЖД сажали за то, что они были японскими шпионами. Историки это хорошо всё знают. Разговор не об этом.
     Я работаю в Клубе учителей. Меня и всех членов Совета Клуба учителей, актив очень интересует, что сейчас происходит. Вы посмотрите, если вы читали недавно опубликованное Открытое письмо великолепного человека Юрия Алексеевича Рыжова, академика РАН нашему ушедшему на пенсию премьер-министру. Он писал Фрадкову по поводу шпиономании, о том, какое количество ученых сейчас обвинены в том, что они шпионы, что они выдали наши тайны Корее, Англии, Японии и кому только нет. И посажены очень многие великолепные ученые. Вот об этом написал Рыжов Фрадкову. Фрадков ему не ответил, и Рыжов позволил себе опубликовать это письмо как Открытое письмо в правительство. Ответа пока никакого не было, естественно, в газете.
     Теперь то, о чем уже много раз говорили, - это об учебнике, который издается для учителей, как надо учить истории учащихся. Вы читали, по всей вероятности, в «Новой газете» подробное изложение, как этот учебник создавался. Вы знаете, что докладывали по этому учебнику два «очень знающих историю» человека. Это наш министр образования Фурсенко (математик) и чиновник из Администрации президента Сурков. Вот два главных человека, которые подробно докладывали об этом учебнике. И надо сказать спасибо большое Юрию Николаевичу Афанасьеву и Мариэтте Чудаковой, которые подробно рассказали об этом обо всем в последнем номере «Новой газеты».
     Надо сказать, что реакция молодых людей на то, что было, и то, что есть сейчас, очень разная. Я недавно разговаривала с человеком (ему лет 25-27), и он говорит, что вы все говорите, что Сталин – палач. Он что, каждого сам расстреливал? Мне пришлось ответить ему, что если бы он сам расстреливал каждого, то ему пришлось прожить лет триста, чтобы он мог каждого сам расстрелять.
     Но есть и другая молодежь. Человек получил квартиру в Южном Бутово. Он полтора года занимался обменом квартиры. Он сказал: я не могу, чтобы мои дети жили на костях расстрелянных людей. Есть и такой народ у нас.
     Я уже не буду говорить об учебниках истории. Это безобразие то, что там происходит. Но мне хочется сказать об учебниках литературы. Ведь то же самое. Кроме Солженицына в литературе, в истории литературы не упомянут ни один писатель из всех, кто был уничтожен в лагерях. Шаламова в учебниках нет. Вообще никого кроме Солженицына в учебниках нет, потому что Солженицын на слуху у всех, поэтому его упомянули и в учебниках литературы, а остальных просто нет.
     Надо сказать, что, как и «Мемориал», мы проводим (наш Клуб учителей уже 9 лет) Всероссийский конкурс детских научно-исследовательских работ. И у нас есть такая номинация «История времен и народов». Надо сказать, что в этой номинации у нас приходит очень много работ по теме репрессий. Даже такие темы, как, например: у нас была из Алтайского края тема «Малолетний заключенный в СССР в период сталинских репрессий 1926-1953 гг.».
     Я уже не говорю о том, что у нас недавно поступила на конкурс работа от учащихся московской гимназии № 1579, где собран весь материал о великом человеке Николае Бруни, которого расстреляли в 1935 году. Это был художник, скульптор, поэт и священник. Его расстреляли в 1935 году в лагере.
     Надо сказать, что очень много работ приходит из города Норильска по истории лагерей. Причем дети не просто так пишут со слов. Они испрользуют архивный материал, фотографии, документы. Дети всерьез эти интересуются. Нам сейчас предложили, чтобы учителя об этом детям не рассказывали. Поэтому очень хочется, чтобы изменилось отношение к учебникам истории, чтобы мы могли рассказывать правду нашим ученикам.