Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Конференции

К списку

Р. А. Медведев

          У нас, у историков, нет претензий к публикациям на тему о репрессиях, о памяти, потому что уже в моей библиотеки накопилось несколько сот книг, напечатанных в конце 80-х и 90-е годы, и сборники, и книги памяти, книги памяти по областям. Всё прочитать очень трудно.
     Бывает очень трудно издать в провинции. Я помогал уральским исследователям напечатать три тома Книги памяти о репрессиях в Свердловской области, и книга вышла маленьким тиражом (всего тысяча экземпляров). Пришлось искать спонсора. Уже в Омской области издание разошлось тиражом только в 300 экземпляров. В некоторых областях рукописи лежат и до сих пор не изданы.
     В этой связи я хочу сказать о своем убеждении, что память будет сохраняться только тогда, когда этим займется государство, когда это будет государственным мероприятием, когда не надо будет искать спонсора для издания Книги памяти в 300 экземпляров.
     Я не стану говорить о недостойном поведении нашего российского государства в этом вопросе. Оно в отношении памяти, в отношении жертв репрессий позорное и недостойное. Я это даже по собственному опыту знаю. Но я бы не стал упрекать наше российское государство, если бы я недавно совсем не увидел совершенно другой опыт другого государства – Казахстанского государства.
     Я побывал в Казахстане и с удивлением увидел, что, например, при сооружении столицы Казахстана – Астаны (новый совсем город) первыми мемориалами, которые были воздвигнуты в Астане для всеобщего поклонения и уважения, был Мемориал памяти Великой Отечественной войны (полтора миллиона казахстанцев ушли на войну и половина не вернулась) и памятник жертвам политических репрессий. В Астане огромный мемориал, большой холм с большой стелой, с аллеей и парком памяти, и главы разных государств, которые приезжают в Казахстан сажают там елки памяти. Первую посадил Назарбаев, другие главы государств.      Общественные организации в Казахстане тоже делают эту работу, но главную работу делает государство. Все главные книги (а я увез оттуда пакет книг о политических репрессиях в Казахстане) издает архив Президента Республики Казахстан.
     В Казахстане 9 мая отмечается День победы. 31 мая отмечается День памяти жертв политических репрессий как государственный День памяти. Выступают все, организуют мероприятия. Закон требует организовывать мероприятия, связанные с памятью жертв политических репрессий.
     Четыре года назад в этот день, 31 мая, под Алма-Атой, в пригороде Алма-Аты, был открыт огромный мемориал памяти жертв политических репрессий. Открыл его Президент и выступал, говоря о политических репрессий, не делая никакой разницы между казахами, немцами, русскими, евреями, литовцами – жертвами политических репрессий времен коллективизации и после войны.
     Этого в России нет. Прекрасную, замечательную работу делает «Мемориал», некоторые другие общественные организации, но это частная в какой-то степени инициатива. Люди работают, не пользуясь помощью государства. До сих пор 80 процентов архивных документов времен Сталина не рассекречено. И работа эта длится так долго, что еще сотни лет понадобится для того, чтобы раскрыть советские архивы времен Сталина, а многие документы не зафиксированы в архивах. Они могут быть восстановлены только по памяти.
     С памятью  о Великой Отечественной войне вопрос, кажется, решен. Здесь тоже было много всякого рода наслоений. Каждый год 9 Мая государственные мужи возлагают венки и цветы к Памятнику Неизвестному солдату. Но нет такого места, где могли бы государственные мужи, возложить цветы к памятнику жертвам репрессий. Соловецкий камень -  это дело общественности, а не государства. День памяти жертв репрессий, 30 октября - тоже отмечает общественность, для государства его нет.
     Память, конечно, уходит. Я помню гораздо больше. Для моего сына это уже не проблема. Но для государства это должно быть проблемой всегда, и я призываю над этим подумать.