Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Конференции

К списку

А.П.Суровцева

Вопрос беспризорности для меня достаточно наболевший. В течение 10 лет я работала медицинским координатором в организации «Врачи мира» в США. Мы занимались помощью детям, оставшимся без попечения родителей. Мы сотрудничали с приютами. Сделали свой социально-медицинский пункт. Работали с детьми, которые рождались в тюрьме. Наработок много.

Сейчас я выступаю уже не от организации «Врачи мира», а от программы, которую проводят вместе Министерство труда и социального развития Российской Федерации и Санкт-Петербургский государственный университет. По инициативе университета мы попытались собрать людей, которые много работали в области социальной педиатрии и помощи детям, оставшимся без попечения родителей, уличным детям, и как-то суммировать и подвести какие-то итоги этой работы. Кратко расскажу, что же у нас получилось.

Говоря об уличных или беспризорных детях, мы их никак не разделяем. Это абсолютно разные структуры, абсолютно разные группы детей. Их очень много. И если их делить по многим параметрам, то их количество примерно 58 групп. Но если попытаться выбрать самые основные параметры, то это – сохранность связи с семьей данного ребенка; сохранность связи со школой; организация его досуга и включенность в уличную среду. Вот это как бы основные параметры, которые мы постарались выделить. И оказывается, что типологически всех наших детей можно разделить на определенные группы. Материалы на эту темы скоро будут опубликованы. Определяются две крайние группы. В первой группе этой типологии дети, которые абсолютно благополучны, - это не наши дети, это не наша целевая группа. И последняя группа – это дети, которые не имеют связи ни с чем и вовлечены только в уличную среду.

Если дети первой группы не нуждаются в нашей помощи, то детям последней группы мы вряд ли можем помочь. То есть этих детей мы, наверное, уже потеряли. Здесь очень большие вложения должны быть и небольшой результат.
Следующие промежуточные группы можно делить по степени связи с семьей и вовлеченности в уличную среду. Здесь можно говорить о том, что чем меньше ребенок вовлечен в уличную среду, тем меньше усилий и тем лучше результаты. Исходя из этого, можно сказать о том, что если мы хотим, чтобы количество уличных, беспризорных детей стало меньше, значит, мы должны начинать работать с семьей на том этапе, когда она еще не потеряла контакт с ребенком. Мы, конечно, должны помогать детям, которые уже вовлечены в уличную среду. Это наш долг. Потому что, чем больше ребенок вовлечен в уличную среду, тем хуже будет результат, тем больше усилий потребуется.

Исходя из того, что я рассказала о таком большом количестве различных типологических групп детей, наверное, и качество организаций, которые должны с ними работать, должно быть разным. Поэтому мы попытались сформулировать как бы отдельные модули, которые можно будет объединять в единый центр. Что это за модули? Первый уровень - это низкопороговое учреждение. Это для тех детей, которые включены в уличную среду полностью. Это – уличная тусовка. И там начинает работать специальный работник.

Следующий уровень - это социально-медицинский пункт. Ребенок может туда прийти, получить какую-то помощь и уйти. Но это первые шаги по приручению этого ребенка, по переводу его из этого уровня выше.
Следующий уровень - это ночлежка. Последнее. Это кризисная квартира. То есть я в той последовательности говорю, как ребенок шагает, как идет от самого низкого уровня к более высокому.

Следующий уровень. Это уровень учреждения, куда ребенок может уже поступать. Этот уровень складывается, можно сказать, из двух каких-то подразделений. Это - профилактика социального сиротства. Что же туда включается? Туда включается, если ребенок еще не потерял связь с семьей, семья существует, то нужно начинать работу с этой семьей. Социальные работники с уличной тусовки выявили ребенка и не отправляют его в приют, а работают с семьей, если это возможно. Это называется социальный патронаж. Его можно называть любыми другими словами: отделение социального патронажа, социальное сопровождение и т.д. Если не получается работа с семьей, можно брать ребенка на дневное отделение или отделение дневного пребывания. Что там можно делать с ребенком? Ребенок весь день находится в приюте, а на ночь он уходит к родителям. В это время мы работаем и с ребенком, и с родителями.

Следующий уровень и следующее подразделение. Это когда мы не можем справиться с ситуацией, и ребенка изымаем. Здесь тоже несколько вариантов. Не может быть один вариант – только приют и больше ничего. Это может быть приют как стационар, и там решаются проблемы ребенка и продолжается работа с семьей.
Следующий уровень. Это социальная гостиница для подростков. Только организовав социальную гостиницу для подростков, только так мы можем решать проблемы подростков. Потому что подросток не будет жить в приюте. Для него нужно создавать особые условия, особых воспитателей. Гостиница для подростков на 6-8 человек. Это отдельная квартира со своим воспитателем и с полной самостоятельностью, которая позволяет им как-то социализироваться.

Следующая группа - это тоже группа приюта. Это называется семейно- воспитательная группа. Я не знаю, есть ли такая форма в Москве. В Санкт-Петербурге есть. Я считаю, семейно-воспитательные группы возникли, как вариант приемной семьи. В Санкт-Петербурге приемной семьи нет. В Москве приемная семья есть. Это патронатные семьи. У нас такой формы нет. Полтора года прошло как подписан Законодательным собранием Закон о приемной семье, а он еще не заработал. Что мы делаем? Мы находим родителей-воспитателей. Им выплачиваем деньги из средств приюта. И они берут на воспитание одного, максимум двух детей.

Если я сказала о разных группах, скажу, что и различные формы жизнеустройства детей. Есть дети, которых некуда деть. И они уже настолько с измененной психикой, измененной нервной системой, что ни семьи для них не подобрать, ни в социальной квартире они не могут жить, поэтому они идут в детские дома интернаты. Есть такие дети. Есть дети, которые из приюта опять уходят на улицу. И нужно смотреть правде в глаза, что мы ничего не можем сделать с этими детьми. И тогда задача, которая стоит перед нами, это просто физически сохранить их жизнь и больше ничего.

Следующие возможные формы жизнеустройства. Это - возврат в биологическую семью. Но он должен быть очень обоснованным, потому что, если приют дает показатель 80% возвращаются в биологическую семью, - это плохой показатель. Мы не можем реабилитировать 80% семей. Это неправда.

Следующие формы жизнеустройства. Это – приемная семья (опека, попечительство и усыновление).
Наконец, самостоятельное проживание. Подросток, который прожил в социальной гостинице и адаптирован, должен выходить на самостоятельное проживание с сопровождением. Я могу об этом долго говорить. Это как бы созрело внутри.

О типах я сказала. О центре я сказала. Можно такие центры делать в каждом районе города и территориальном подразделении. Необязательно брать все модули. Количество модулей может быть разным, это зависит от потребностей данного района.

Следующее, что я хотела сказать. Работа с семьей. Основная проблема, которая на сегодняшний день существует, и я это говорю абсолютно четко, это отсутствие хорошо работающей социальной службы в нашей стране. Разрушена социальная защита государственная, а другая, общественная, еще не сформирована.

Большая проблема - разобщенность между структурами. Об этом говорили. Разобщены абсолютно все. И я призываю объединиться и государственные структуры с общественными организациями, и общественные между собой.

Следующее, что хочется сказать, - это состояние здоровья уличных детей. Мы проводили очень много исследований. Исследования были сделаны на базе приютов - не детей, живущих в тусовке или где-то в подвалах, а в приюте. И мы показали, что 2/3 детей уличных имеют серьезную патологию со стороны нервной системы. Это – органические поражения центральной нервной системы. Это – минимальные мозговые дисфункции с нарушением поведения. И прежде чем мы хотим работать с этими детьми как социальные службы и как психологи, мы должны просто их полечить. Я не говорю уже обо всей остальной патологии. Вот кратко то, что я хотела сказать.

Соколов С.М. Скажите, пожалуйста, а вот эти ваши исследования замечательные, они где-нибудь опубликованы? Где их можно найти? Можно будет с вами связаться и получить эти материалы для Клуба Раисы Максимовны? Крайне любопытно то, о чем вы рассказывали.

Суровцева А.П. Это будет напечатано в январе месяце. Это делает Университет, они создали кафедру социальной работы, они собрали специалистов, работающих с уличными детьми по Санкт-Петербургу. Это коллективный труд.


 
 
 

Новости

СМИ о М.С.Горбачеве

В издательстве «Весь Мир» готовится к выходу книга «Горбачев. Урок Свободы». Публикуем предисловие составителя и редактора этого юбилейного сборника члена-корреспондента РАН Руслана Гринберга
Дмитрий Петров — к 30-летию вручения Михаилу Сергеевичу Горбачеву Нобелевской премии мира. Газета.ру

Книги