Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Новости

К списку новостей
18 мая 2020

Архив Горбачев-Фонда. К столетию со дня рождения Папы Римского Иоанна-Павла II.

1/2

Иоанн-Павел II: Верующим человек становится по свободному выбору, заставить кого-то верить невозможно.

1 декабря 1989 года Папа Римский впервые принял в Ватикане советского лидера — им стал Михаил Горбачёв. Встреча Иоанна Павла II и М.С. Горбачева стала переломным моментом в дипломатических контактах между СССР и Ватиканом и в процессе возрождения католической церкви в СССР. 15 марта 1990 года между Ватиканом и СССР были установлены дипломатические отношения.

Иоанн-Павел II. Естественно, что среди прав человека есть такое фундаментальное право, как свобода совести, из которой вытекает право на религиозную свободу. По понятным причинам этот аспект интересует меня, церковь, Святой Престол больше всего. Ведь миссия наша религиозная. Для того, чтобы иметь возможность выполнять ее в разных странах с различными политическими системами, необходимо, чтобы мы могли рассчитывать на то, что там будет соблюдаться свобода совести.

В этой связи скажу, что с большим волнением и надеждами мы ждем принятия в Вашей стране закона о свободе совести. Мы надеемся, что принятие такого закона приведет к расширению возможностей религиозной жизни всех советских граждан. Верующим человек становится по свободному выбору, заставить кого-то верить невозможно. В Советском Союзе, особенно в России, а также в некоторых соседних с ней странах большинство верующих – православные христиане. Мы, конечно, надеемся, что и у наших православных братьев станет больше свободы. Тем более что мы сейчас встали на путь экуменического диалога, который активно развивается с православными церквями, и в особенности с Русской Православной Церковью. Ведь мы очень близки друг другу.

Но кроме православных в СССР много других вероисповеданий. В том числе и католики, у которых есть два обряда – латинский и византийский, или восточный. Католики восточного образца признают Папу, как римского епископа, своим пастырем. Как пастырь он несет ответственность за их религиозную жизнь в самом высоком и полном смысле этого слова.

В некоторых странах превалирует Римская Католическая Церковь латинского обряда. Это – почти все население Литвы, часть населения Латвии, а также те территории, которые в прошлые века принадлежали Республике наций – Польско-Литовскому государству.

Мне известно, что хотя в Белоруссии и на Украине значительная, большая часть верующих – православные, там немало и католиков, причем как римского, так и византийского обряда. Положение последних вызывает особую озабоченность – и мою личную, и Святого Престола. Ведь на протяжении более чем 40 лет, прошедших после войны, они были лишены фундаментального права на свободу вероисповедания, фактически поставлены вне закона. Мы надеемся, что новый закон о свободе совести создаст для них, как и для всех остальных верующих, возможности открыто исповедовать свою религию и иметь свои церковные структуры.

Конечно, свобода совести должна распространяться и на баптистов, и на протестантов, иудеев. Это же относится и к мусульманам.

Михаил Горбачев. Да, мусульмане для нас – реальный фактор. Хочу заверить Вас, что наш выбор, то, что мы называем новым мышлением, – не дань моде, не попытка привлечь к себе внимание. Это – результат многих размышлений о том, где оказалась страна, Европа, весь мир. И надо сказать, что после того, как мы пришли к новому мышлению, нам стало легче дышать. Затем последовали и конкретные предложения, мысли о том, как нам всем строить новые отношения, жить вместе по-новому.

Когда эти соображения были высказаны впервые, кое-кто объявил, что это, мол, иллюзии, фантазии. А теперь есть уже определенный политический результат. Хельсинкский процесс идет дальше, становится сильней. Европа должна сыграть свою историческую роль в обновлении мира. Она располагает огромным историческим опытом, традициями, культурой, интеллектуальным потенциалом, которые позволяют говорить об исторической миротворческой миссии Европы.

Мы хотели бы надеяться, что с Вашей стороны будут стимулы к тому, чтобы идущие процессы не обострялись, чтобы были сняты имеющиеся осложнения. Мы просили бы также решить вопрос о том, чтобы структура Католической Церкви в нашей стране совпадала с государственными границами. Не собираюсь давать советы, обращаюсь здесь к Вашему опыту и мудрости.

Когда Вы сказали, что в серьезных вопросах следует избегать политизации, это сразу стало известно во всей стране. Надо сказать, что в связи с известными событиями власти в некоторых местах оказались в трудном положении. Во Львове ситуация обострилась настолько, что власти просто не знали, что делать, чтобы нормализовать ситуацию. Тогда обратились к обеим сторонам конфликта, к украинским властям с призывом урегулировать ситуацию по-хорошему.

Принятие закона даст возможность идти к нормализации ситуации на правовой основе. Но откровенно скажу, что многие практические вопросы должны, по нашему мнению, решаться путем договоренности между самими религиозными деятелями. Это не значит, что мы, используя известное выражение, умываем руки. Скажу так: любую договоренность, которой вы достигнете с Православной Церковью, мы примем. Необходимо, чтобы страсти улеглись, чтобы положение было урегулировано.

Иоанн-Павел II. Признателен Вам и за рассказ о перестройке. Мы наблюдаем за ней извне. Вы же, господин Президент, несете ее в себе, в своем сердце, в своих делах. Нам кажется, что мы правильно поняли, что сила перестройки в ее душе. Вы правы, когда говорите, что перемены не должны идти слишком быстро. Согласны мы и в том, что изменять надо не только структуры, но и мышление.

Нельзя, чтобы кто-то претендовал на то, чтобы перемены в Европе и мире шли по западному образцу. Это противоречит моим глубоким убеждениям. Европа, как участник мировой истории, должна дышать двумя легкими.

Михаил Горбачев. Очень точный образ.

Иоанн-Павел II. Я подумал об этом достаточно рано, уже в 1980 году, когда объявил покровителями Европы, помимо святого Венедикта, представителя латинской традиции, Кирилла и Мефодия, представляющих восточную, византийскую, греческую, славянскую, русскую традиции. Таково мое европейское кредо.

Глубоко признателен Вам за приглашение. Я был бы рад возможности посетить Советский Союз, Россию, встретиться с католиками, и не только с ними, побывать в святых для нас местах, которые являются для нас, христиан, источником вдохновения. Спасибо за приглашение. Я хорошо понимаю его цену и значение.

Наконец, я очень благодарен за подтверждение в отношении обмена представителями между Советским правительством и Святым Престолом. Надеюсь, это будет способствовать и решению проблем религиозных отношений. Делать это надо спокойно, даже очень спокойно, ни в коем случае не допуская политизации этих проблем.

Из беседы между Папой Римским и президентом Михаилом Горбачевым, Ватикан, 1 декабря 1989 года. 

 

Михаил Горбачев: В самом начале своего понтификата он, обращаясь к собравшимся на площади Святого Петра, сказал «Не бойтесь!»

Статья «Величие гуманизма и солидарности» написана М.С. Горбачевым в 2006 г. для каталога к выставке о Папе Римском Иоанне Павле II в издательстве «Контакт» (Польша) На русском языке не публиковалась.

«Впервые я встретился с Его Святейшеством в 1989 году. Конечно, мы были разными людьми – разными по воспитанию, образованию, жизненному опыту, по многим убеждениям. Но идеи гуманизма, вера в людей, стремление сделать их жизнь лучше были для обоих нас общими. Как общей была и ненависть к любым проявлениям тоталитаризма, антигуманности, зла.

Папа уже при первой встрече поддержал перестройку в СССР – наше стремление к свободе, демократии. Мы, со своей стороны, с чувством признательности и поддержки следили за выступлениями Папы против войн , против попрания прав и достоинства людей, где бы и под каким бы предлогом они не проявлялись… И в последующие годы… я убеждался: то общее, что у нас возникло при первом очном диалоге, становится все прочнее, все органичнее.

…Незадолго до своей кончины Папа Иоанн Павел II опубликовал книгу «Память и идентичность». В этом столь богатом интересными размышлениями о прошлом и будущем труде Папа посвятил немало места сосуществованию и борьбе добра и зла. Одна из отстаиваемых им идей – зло может существовать только там и тогда, когда добро оказывается в дефиците. И он, Иоанн Павел II, посвятил свою жизнь, свой двадцатисемилетний понтификат тому, чтобы содействовать накоплению добра во имя борьбы со злом в самых разных его проявлениях.

Папа понимал всю сложность, всю необычность своего времени… В самом начале своего понтификата он, обращаясь к собравшимся на площади Святого Петра, сказал «Не бойтесь!» И сам он без боязни шел навстречу испытаниям. Ни один поворот событий, приносящий боль и испытание людям, не был оставлен им без ответа.

…Задумываясь об истоках подвижничества Иоанна Павла II, невольно обращаешься к главным опорам его гуманизма и одновременно – его смелости и самоотверженности. Думается, решающее значение имели для него две такие опоры - его искренняя и глубокая вера, вера в заповеди и ценности христианства и , вместе с тем, убежденность в высоком предназначении венца творения – Человека.

… Неизменно возвращаюсь к мысли о том, оружии, которым владел Папа и которое не раз оказывалось столь мощной силой… А именно – о солидарности. Солидарность сил добра в противопоставлении силам зла, солидарности со всеми, кто в нашем мире обречен на страдания, кто остается еще объектом угнетения – таков был ведущий политический и этический принцип папы Войтылы. Принцип, следование которому сделало его образ, - а теперь память о нем, столь значимыми , столь притягательными».