Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Новости

К списку новостей
7 июля 2019

История Перестройки. 6 июля 1989 года М.С.Горбачев выступил с речью ПЕРЕД ДЕПУТАТАМИ ПАРЛАМЕНТСКОЙ АССАМБЛЕИ СОВЕТА ЕВРОПЫ В СТРАСБУРГЕ

1/3

М.С. Горбачев Речь в Страсбурге, 6 июля 1989 года  
 
Уважаемый господин Председатель! Дамы и господа!
 
Благодарю за приглашение выступить здесь — в одном из эпицентров европейской политики и европейской идеи. Эту встречу мы, наверное, можем рассматривать и как доказательство того, что общеевропейский процесс — реальность, и он идет вперед.

Сейчас, когда XX столетие вступает в завершающую фазу, когда уходят в прошлое послевоенный период и «холодная война», перед европейцами действительно открывается уникальный шанс — сыграть достойную своего прошлого, своего экономического и духовного потенциала роль в строительстве нового мира. <...>

Социальные и политические порядки в тех или иных странах менялись в прошлом, могут меняться и впредь. Однако это — исключительно дело самих народов, их выбора. Любое вмешательство во внутренние дела, любые попытки ограничить суверенитет государств — как друзей и союзников, так и кого бы то ни было — недопустимы.
 
Различия между государствами не устранимы. Они, как не раз приходилось говорить, даже благотворны. При условии, конечно, если соревнование между разными типами общества ориентировано на создание лучших материальных и духовных условий жизни людей.
 
Благодаря перестройке СССР сможет полноценно участвовать в таком честном, равном, конструктивном соревновании. При всех нынешних недостатках и отставании мы хорошо знаем сильные стороны нашего социального строя, вытекающие из его сущностных характеристик. И уверены, что сумеем их реализовать на пользу и себе, и Европе.
 
Пора сдать в архив постулаты «холодной войны», когда Европу рассматривали как арену конфронтации, расчлененную на «сферы влияния» и чьи5то «предполья», как объект военного противоборства — театр военных действий. В нынешнем взаимозависимом мире геополитические представления, рожденные другой эпохой, оказываются столь же беспомощными в реальной политике, как законы классической механики в квантовой теории.
Между тем именно на основании отживших свой век стереотипов продолжают подозревать Советский Союз в гегемонистских планах, в намерении оторвать США от Европы. А кое-кто не прочь даже поставить СССР вне Европы от Атлантики до Урала, ограничивая ее пространством «от Бреста до Бреста». СССР якобы слишком велик для совместного проживания: другие будут, мол, чувствовать себя не очень уютно рядом с ним. Реальности сегодняшнего дня и перспективы на обозримое будущее очевидны: СССР и США являются естественной частью европейской международно5политической структуры. И их участие в ее эволюции не только оправдано, но и исторически обусловлено. Никакой иной подход неприемлем. Да он ничего и не даст.
 
На протяжении веков Европа вносила и внесла незаменимый вклад в мировую политику, экономику, культуру, в развитие всей цивилизации. Ее всемирно5историческую роль признают и уважают повсюду. Однако не забудем и того, что метастазы колониального рабства распространялись по миру из Европы. Здесь родился фашизм. Здесь начинались самые разрушительные войны. И Европа, которая может законно гордиться своими свершениями, в то же время еще далеко не расквиталась со своими долгами перед человечеством. Это еще предстоит сделать. Сделать, добиваясь преобразования международных отношений в духе гуманизма, равноправия и справедливости, подавая пример демократии и социальных достижений в собственных странах.
Хельсинкский процесс уже начал эту большую работу всемирного значения.
 
Вена и Стокгольм вывели его на принципиально новые рубежи. Принятые там документы — это оптимальное на сегодня выражение политической культуры и нравственных традиций европейских народов.
Теперь всем нам, всем участникам европейского процесса, предстоит как можно полнее использовать созданные нашим общим трудом предпосылки. Этому служит и наша идея «общеевропейского дома».
 
II
Она родилась из осознания новых реальностей. Из понимания того, что линейное продолжение пути, по которому межевропейские отношения развивались вплоть до последней четверти XX столетия, уже не отвечает этим реальностям.
 
Идея связана с нашей внутренней экономической и политической перестройкой, для которой нужны были новые отношения прежде всего в той части мира, к которой мы, Советский Союз, принадлежим и с которой больше всех связаны на протяжении столетий.
 
Мы учитывали также и то, что колоссальное бремя вооружений, атмосфера конфронтации не только мешали нормальному развитию Европы, но одновременно — экономически, политически и психологически — препятствовали полноценному включению нашей страны в европейский процесс, вносили деформирующие импульсы в наше собственное развитие.
 
Вот мотивы, по которым мы решили резко активизировать свою европейскую политику, впрочем, всегда имевшую для нас самоценное значение.
 
Во время встреч с европейскими лидерами в последнее время затрагивались вопросы и об архитектуре «общего дома», и о методах его строительства, и даже «меблировке». Плодотворными и весьма масштабными были беседы на эту тему в Москве и в Париже с Президентом Франсуа Миттераном.
 
Но и сегодня я не претендую на то, что у меня в кармане готовый проект этого «дома». Скажу только о самом, с моей точки зрения, главном. По сути дела, речь идет о такой перестройке сложившегося в Европе международного порядка, которая решительно вывела бы на первый план общеевропейские ценности, позволила бы заменить традиционный баланс сил балансом интересов.
 
О чем конкретно стоит в этой связи сказать?
 
На первом месте — вопросы безопасности.
 
В рамках нового мышления мы начали с критического переосмысления своих представлений о военном противостоянии в Европе, о масштабах внешней угрозы, о значении силового фактора в укреплении безопасности. Нелегко это давалось, подчас болезненно. Но в итоге были приняты решения, позволяющие вывести отношения между Востоком и Западом из порочного круга «действие — противодействие».
Безусловно, исходную и значительную роль здесь сыграли совместные советско5американские усилия в области ядерного разоружения. Договор по средним и меньшим ракетам получил от европейцев не только одобрение. Многие содействовали его заключению.
 
Венские переговоры открыли принципиально новый этап в процессе сокращения вооружений. В них участвуют уже не две державы, а 23 государства. Все 23 участника общеевропейского процесса продолжают разрабатывать меры военного доверия. И хотя оба эти переговорных процесса идут в разных помещениях, они тесно связаны друг с другом. В деле строительства европейского мира нет и не может быть «посторонних» — здесь все равные партнеры, и каждый, включая нейтральные и неприсоединившиеся страны, несет свою долю ответственности перед своими народами и перед Европой.

Философия концепции «общеевропейского дома» исключает вероятность вооруженного столкновения, саму возможность применения силы или угрозы силой, и прежде всего военной — союза против союза, внутри союзов, где бы то ни было. На смену доктрине сдерживания она предлагает доктрину сдержанности. И это не игра понятий, а диктуемая самой жизнью логика европейского развития.<...>

Я хотел бы перед лицом европейских парламентариев, а значит, всей Европы, сказать еще раз о наших простых и ясных позициях по вопросам разоружения. Они — результат нового мышления и законодательно закреплены от имени всего нашего народа в постановлении Съезда народных депутатов СССР:
 
- мы за безъядерный мир, за ликвидацию всякого ядерного оружия к началу будущего века;
 
- мы за полную ликвидацию химических вооружений в самое ближайшее время и уничтожение навсегда производственной базы по созданию такого оружия;
 
- мы за радикальное сокращение обычных вооружений и вооруженных сил до уровня разумной оборонной достаточности, исключающей использование военной силы против других государств в целях нападения;
 
-  мы за полный вывод всех иностранных войск с территории других стран;
 
-  мы категорически против создания какого бы то ни было космического оружия;
 
-  мы за ликвидацию военных блоков и безотлагательное развертывание с этой целью политического диалога между ними, за создание атмосферы доверия, исключающей всякие неожиданности;
 
-  мы за глубокий, последовательный и эффективный контроль за всеми договорами и соглашениями, которые могут быть заключены по вопросам разоружения.
 
Убежден: европейцам давно пора привести свою политику и свое поведение в соответствие с новым здравым смыслом — не готовиться к войне, не запугивать друг друга, не соревноваться в совершенствовании оружия и уж тем более — попытках «компенсировать» начатые сокращения, а учиться совместно творить мир, вместе закладывать для него прочные основы.
 
III
Если безопасность — фундамент «общеевропейского дома», то его несущая конструкция — разностороннее сотрудничество.
 
Знамением новой обстановки в Европе, да и в мире стал в последние годы интенсивный диалог между государствами — двусторонний и многосторонний. Значительно расширилась сеть соглашений, договоров, других договоренностей. Привычными стали официальные консультации по разнообразным вопросам.
 
Впервые завязались контакты между НАТО и ОВД, ЕС и СЭВ, не говоря уже о многих политических и общественных организациях обеих частей Европы.

 

Мы с удовлетворением восприняли решение Парламентской ассамблеи Совета Европы о предоставлении Советскому Союзу статуса «специально приглашенного» государства. Готовы сотрудничать. Но думаем, что можно идти и дальше. 
 
Мы убеждены, что под общеевропейский процесс должна быть подведена надежная правовая основа. «Общеевропейский дом» мы мыслим как правовое сообщество. И со своей стороны начали движение в этом направлении.
 
В постановлении Съезда народных депутатов СССР, между прочим, сказано: «Опираясь на международные нормы и принципы, в том числе содержащиеся во Всеобщей декларации прав человека, хельсинкских соглашениях и договоренностях на венских встречах, приводя внутреннее законодательство в соответствие с ними, СССР будет способствовать созданию мирового содружества правовых государств».
 
Европа могла бы и тут быть примером. Естественно, ее международно5правовая целостность включает национальные и социальные особенности государств. Каждая европейская страна, США и Канада имеют свои законы и традиции в гуманитарной сфере. Хотя существуют и общепризнанные нормы и принципы.
 
Было бы, наверное, полезно провести сравнение существующих законодательств по правам человека, создав для этого или специальную рабочую группу, или что5то вроде европейского института сравнительного гуманитарного права. Полного совпадения точек зрения, учитывая разницу социальных систем, мы скорее всего не добьемся. Но Вена и недавние лондонская и парижские конференции показали, что имеются и могут быть умножены общие взгляды и общие подходы.
 
Это позволяет говорить о возможности создания европейского правового пространства. Советский Союз и Франция выступили на парижском гуманитарном форуме в качестве соавторов соответствующей инициативы. К ней присоединились тоже Федеративная Республика Германия, Австрия, Венгрия, Польша, Чехословакия.
 
Нужно значительное расширение культурного сотрудничества, более глубокое взаимодействие в области гуманитарных наук, нужен новый уровень информационного обмена. Словом, необходимо интенсифицировать процесс узнавания европейцами друг друга. При этом особую роль могло бы сыграть телевидение, позволяющее обеспечить контакты не между сотнями и тысячами людей — а между десятками и сотнями миллионов.
 
Есть тут и определенные опасности. Их надо видеть. Театральная сцена, экраны, выставочные залы, издательства наводняются коммерческой псевдокультурой, чуждой Европе. Появляется пренебрежение к национальному языку. Все это требует нашего общего внимания и совместной работы в духе уважительности к подлинным национальным ценностям каждого.
 
Речь может идти об обмене опытом сохранения культурного наследия, о мероприятиях по ознакомлению европейских народов со своеобразием современной культуры друг друга, о коллективном содействии изучению языков. Речь может идти и о сотрудничестве в деле сохранения памятников истории и культуры, о совместном производстве кино, теле и видеофильмов, пропагандирующих достижения национальных культур и лучшие образцы художественного творчества в прошлом и настоящем.
* * *  
Европейцы смогут ответить на вызовы грядущего столетия, только объединив свои усилия.

Мы убеждены: им нужна одна Европа — мирная и демократическая, сохраняющая все свое многообразие и придерживающаяся общих гуманистических идеалов, процветающая и протягивающая руку всему остальному миру. Европа — уверенно идущая в завтрашний день. В такой Европе мы видим собственное будущее.

Читать полностью