Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Новости

К списку новостей
26 апреля 2019

Вернер Херцог о фильме «Знакомьтесь, Горбачев»: «Демонизация России — это ошибка» — эксклюзивный трейлер

Официальный постер фильма «Знакомьтесь, Горбачев» Вернера Херцога и Андре Сингера The Orchard
1/2

 Херцог в интервью IndieWire рассказывает о своем новом документальном фильме о лучших временах в российско-американских отношениях, осуждает демонизацию Трампа и упоминает свою роль в сериале «Мандалорианец».

Кристиан Блаувельт (Christian Blauvelt)
 
Прошлой осенью фильм Вернера Херцога «Знакомьтесь, Горбачев» дебютировал на международных кинофестивалях в Теллурайде и Торонто. Фильм был хорошо воспринят критиками, в том числе собственным обозревателем IndieWire Дэвидом Эрлихом. Релиз фильма производства The Orchard and History Films состоится 3 мая, и сегодня IndieWire эксклюзивно представляет первый трейлер фильма вместе с его первым постером, а также интервью с Херцогом, который срежиссировал фильм вместе с Андре Сингером.
 
Херцог, несмотря на свое неизменное амплуа иконоборца, положительно отмечает усилия президента Трампа по ведению переговоров с Северной Кореей, утверждая, что он «не сторонник демонизации Трампа», и спонтанно рассказывает о своей «действительно небольшой роли» злодея в снимаемом студией «Дисней» для онлайн-кинотеатров сериале по «Звездным войнам» «Мандалорианец». Другими словами, это именно то, чего можно было бы ожидать от режиссера, который всегда поступает неожиданно. Ниже мы представляем вашему вниманию трейлер из фильма Херцога, а также отредактированные выдержки из беседы с ним.
 
Ваши фильмы часто пронизаны атмосферой благоговения, но редко в отношении конкретного человека. Почему господин Горбачев вызывает у вас такое уважение и восхищение?
 
На то есть очевидные причины. Во-первых, он — величественная фигура громадных исторических пропорций последней половины XX века. Я не вижу в том периоде никого, кого можно было поставить с ним в один ряд, и более важных политических и исторических событий, чем те, которые он, в какой-то мере, инициировал.
 
В США его, по-видимому, недооценивают — Вы так считаете?
 
Да, может быть. Может быть. Однако я думаю, что когда Горбачев был в Соединенных Штатах в последний раз... а это было лет 15 назад или около того, у него все еще огромная аудитория почитателей среди студентов. Скажем так, его историческая роль, безусловно, неоспорима и в нем есть что-то выдающееся, но лично я люблю его за ту роль, что он сыграл в воссоединении Германии — моей страны.
К тому времени относится эпизод моей жизни — и он на самом деле знал об этом во время нашей первой беседы — когда я путешествовал пешком по Германии [в период перед падением Берлинской стены], следуя четко вдоль линии границы, поднимался в горы, спускался в долины, а в то время политика практически отказалась от идеи воссоединения Германии, и думал о том, что только наша культура держит нас вместе: только поэты будут сохранять страну единой. Он был впечатлен этой историей. А для меня, когда рухнула Стена и Германия воссоединилась, это был необыкновенный момент в моей жизни, потому что это вышло за пределы политики. Это было нечто большее, чем политика.
 
Вы говорите в какой-то момент фильма, что господин Горбачев — трагическая фигура. Вы действительно так считаете?
 
Ну, в фильме это подробно не освещается, но трагизм заключается в том, что достаточно большая часть российского общества воспринимает его как предателя. И это действительно трагично. Но я заметил, что климат в обществе меняется — в том, что касается отношения к Горбачеву. Таксисты [в России] говорят о нем сейчас гораздо теплее, чем полтора года назад. Поэтому есть ощущение, что отношение меняется, и я очень рад этому.
 
Ваши фильмы обычно воспринимаются, верно это или неверно, как крайне экзистенциальные и философские, но редко как политические. Вы считаете это справедливым?
 
Конечно. Однако этот фильм, безусловно, политический, но очень многое в нем выходит за пределы политики. Фильм пытается выйти за рамки политики. Что я также пытаюсь отобразить — это личность главного героя, какой он замечательный человек. Речь идет о его душе, и в какой-то степени я иду дальше, пытаясь немного заглянуть глубже и в душу России. И вы это видите, например, в сцене, когда он встречается со своей старой тетей [в своем родном селе], она уже незрячая, и у вас возникает ощущение, что это замечательное качество самой России — вот эта глубина. Эта глубина эмоций и глубина литературы и культуры
 
Что вы думаете о росте антироссийских настроений в США, который мы наблюдаем в настоящий момент?
 
Я думаю, что демонизация России — это ошибка. Мы должны смотреть на Россию так, как мы смотрели на нее, когда ею руководил Горбачев. И я считаю, что мы должны улучшить отношения с Россией, и я говорю «мы» —представляя, я со своей стороны Европу, Вы — Соединенные Штаты.
 
В Вашем фильме есть момент с Владимиром Путиным, когда он пришел на похороны жены господина Горбачева, и есть также одна непрямая отсылка к президенту Трампу, однако вы не стали еще сильнее напрямую обозначать связь с настоящим временем. Как Вы думаете…
 
— да, но это было бы крайне дешево. Это было бы дешевой параллельной линей — комментировать президентство Трампа и Путина. Фильм посвящен не этому.
 
Как Вы думаете, есть ли уроки, которые мы можем извлечь из наследия г-на Горбачева, касающиеся конкретно нашего времени? Или то, чему в частности могли бы научиться у него Трамп и Путин?
 
Ради Бога, не говорите «чему они могли бы научиться», как будто Горбачев был учителем и мог бы стимулировать их к обучению, словно учеников. Нет, Трамп — американский президент, и мы должны принять это как факт. И, кстати, я не поддерживаю и демонизацию Трампа. Если взять, например, его инициативу с Северной Кореей — это же потрясающе: он пытается разрядить очень, очень опасную ситуацию. Так что было бы легко, и было бы дешево привязать Горбачева к текущим симпатиям или антипатиям политики, отношению к президентам Америки и России — положительному и отрицательному. Я этим не занимаюсь.
 
Вы говорите, что слишком явно обозначать связь с настоящим временем было бы дешево, однако есть ощущение, что все в нашей культуре носит сейчас политический характер. Что Вы думаете об этом?
 
Давайте я не буду разражаться гневными тирадами по поводу текущей политической ситуации. Это не суть фильма, и я гость в вашей стране, и мне ваша страна очень нравится. Вот почему я здесь живу и поэтому я здесь работаю. Так что вы не втянете меня в какую-либо поверхностную дискуссию о текущей политике в Соединенных Штатах.
 
Этот фильм был частично спродюсирован компанией «Хистори Филмз», входящей в состав одного из телеканалов. Что вы думаете об охвативших сейчас всю киноиндустрию дебатах по поводу онлайн-кинотеатров и широкого проката?
 
Этот фильм можно посмотреть даже на своем мобильном телефоне. Но такому фильму там не место. И прелесть в том, что релиз фильма в начале мая пройдет в кинотеатрах. Так что я с нетерпением жду этого, а в последующем его будут смотреть в онлайн-кинотеатрах. Это будет, но позже. И это хорошо, когда вы дома смотрите что-то с друзьями или семьей на большом плазменном экране. В этом нет ничего плохого.
 
В этом фильме вы использовали еще больше в своем роде передовых технологий. Как Вы думаете, насколько важно продолжать раздвигать рамки документального жанра?
 
Я считаю, у нас есть замечательные инструменты, новые инструменты, которых не было раньше. Дроны — одно из самых феноменальных достижений последних лет, и у нас есть камеры, с помощью которых можно снимать человека ночью и даже одновременно видеть в кадре звездное небо. Так что у нас есть камеры с исключительной чувствительностью, и это те инструменты, которые действительно расширяют возможности не только в документалистике, но и для всего кинематографа в целом.
 
В то же время ваш последний документальный фильм, наверно, относится к жанру преимущественно телевизионного интервью. В чем для вас заключалась сложность сделать такой формат действительно кинематографическим?
 
У меня не было других вариантов, поскольку мы учитывали состояние здоровья Михаила Горбачева. Он сейчас не особо.... Ну, скажем, я бы с удовольствием прогулялся с ним по Красной площади в Москве, но такие прогулки сейчас даются ему тяжело. Здоровье у него уже не то. Мы могли только сидеть и разговаривать. И как-то сразу оказались на одной волне.
 
Вы поддерживаете с ним связь после завершения этой серии интервью?
 
Вообще-то, да. Меня не было на том показе, но мы показали ему фильм — он вопреки предписаниям врачей... ему делали какую-то внутривенную капельницу, он сам вытащил иглу, сел в машину скорой помощи, приехал в московский кинотеатр и посмотрел фильм. Он был встречен публикой с большим ликованием. Он посмотрел фильм и сказал, что это бесспорно лучший фильм, который когда-либо был снят о нем. Так что я очень горжусь этим.
 
Вы довольно много говорите о своих колебаниях по поводу встречи с ним в самом начале. В подобных ситуациях Вы когда-либо беспокоитесь о том, что в Ваших документальные фильмы слишком много Вас самих?
 
Нет, в этом фильме обо мне практически ничего нет. Там есть просто мое вступительное слово. Я должен признаться в том, что я немец, что я и сказал, и это было больше похоже на шутку. «Первый немец, которого вы встретили, наверное, хотел убить вас». Он сказал: «Нет, нет». И пояснил —и в принципе это все, что я сам говорил. Я никогда не записываю интервью. Это действительно беседы. И поскольку это беседы — не как у журналиста, идущего по списку вопросов, — это была беседа в свободном ключе, к которой я, естественно, очень хорошо подготовился и мог поддерживать ее в любом направлении, куда бы она ни развивалась.
 
Я действительно заинтригован Вашей актерской карьерой — не так давно Вы снялись в историческом фильме.
 
Да, сейчас я снялся еще в другом проекте. Теперь это уже не секрет, это небольшая, действительно небольшая, роль в «Мандалорианце», сиквеле «Звездных войн» или что-то вроде этого. Мне нравится сниматься, потому что знаю, что я хорош на экране, — но только в роли настоящего злодея.
Но давайте не будем говорить о моей актерской карьере и прочем. Мы здесь обсуждаем Горбачева и предстоящий выход фильма в прокат. Сейчас для этого подходящий момент, поскольку картина рассказывает о том времени, когда Америка и Россия, или Советский Союз, находились в опасной, очень опасной конфронтации, и о духе двух мужчин, которые, как казалось, были полными противоположностями. Однако Рейган и Горбачев смогли создать новый мировой порядок или помогли сформировать мировой порядок, который прежде невозможно было представить. Это одна из причин, по которой я очень рад, что этот фильм будет показан широкой публике в Соединенных Штатах.
И, как я уже сказал, мне нравится ваша страна, я люблю ее и хотел бы внести свой вклад с создание климата, который воплощал бы самые лучшие моменты в отношениях между Америкой и Россией.
 
 IndieWire, 25.03.2019
 
Релиз фильма «Знакомьтесь, Горбачев» производства компании The Orchard and History Films состоится 3 мая 2019 г.
 
читать по теме