Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Публикации в СМИ

К списку новостей
29 ноября 2001

Социал-демократы выступают за реальное участие женщин в жизни общества

     "Социал-демократы выступают за широкое и реальное участие женщин в жизни общества и управлении страной, за введение квот, предусматривающих увеличение доли женщин в структурах власти" - эта поправка была внесена в текст Программы на Учредительном съезде Социал-демократической Партии России.
     В ходе обсуждения поправки в Президиум съезда поступило письмо от женщин-делегатов, в котором говорится:

  • - мы констатируем наличие дискриминации женщин в российской политике,
    - мы продолжаем настаивать на обеспечении условий равноправия женщин в политике и продвижении женщин в политику,
    - мы настаиваем на законодательном введении гендерных квот в законодательство о выборах,
    - мы считаем, что введение квот нужно начинать с нашей партии и предлагаем создать в рамках партии комиссию по вопросу обеспечения гендерного равноправия

     Проблемы участия женщин в политике, бизнесе и других сферах жизни общества обсуждает на страницах газеты «Новая жизнь» (№8 от 23 ноября 2001г.) Ольга Здравомыслова.

     - Ольга Михайловна, вы как учёный-исследователь и политик в одном лице, знаете не понаслышке, что такое женщина в сегодняшней российской политике. Можно нарисовать её портрет?
     - Начнём с того, что женщин в нашей политике очень мало, а известных вообще единицы. Хотя уже можно говорить о неких типажах. Я полагаю, что их по крайней мере четыре: “общественная деятельница”, “эксперт”, революционерка”, “звезда”. Если для “общественной деятельницы” главный интерес – организация социальных проектов, участие в акциях, то для “эксперта” политика является продолжением ее профессии и она работает в команде как аналитик и советник. Если “революционерка” уходит в политику как в монастырь, жертвует ради нее всем, сознательно идет на риск, то для “звезды” главное - возможность самовыражения, самоутверждения, из-за чего она зачастую выступает как неудобный игрок в команде. Разумеется, это только схема, не стоит связывать ее с именами реальных женщин-политиков. Важно понимать, что приход женщин во власть в некоторых странах не случаен. Это происходит там, где приоритетом становится социальная политика. Такая политика, которая учитывает интересы женщин - а их большинство в незащищенных слоях населения, - находится в прямой зависимости от количества женщин в структурах власти, и от значимости их роли в политике. Во всяком случае, именно об этом свидетельствует опыт западной социал-демократии.
     - Мы пока не дозрели до этого?
     - Это отговорка. В тех же скандинавских странах, которые всегда приводят как пример сильной социальной политики и истинного равноправия, было время, когда большинство рассуждало примерно так же, как у нас сейчас. Легче всего уповать на то, что когда-нибудь люди сами “дозреют”. Вначале нужно осознать проблему, сделать ее общественно-значимой. Требуются усилия гражданского общества и политическая воля, чтобы положение изменилось и создалось то самое партнерство мужчин и женщин в политике, о котором у нас не очень любят рассуждать. В России общественное мнение даже не готово к серьёзному разговору об общественной и политической роли женщин. Проблема, фактически, отдана на откуп демагогам от политики, религии, философии и морали. Женские организации еще как-то работают - иногда, кстати, весьма успешно, но из сферы политики женщин вытесняют.
     - Но это вполне в русских традициях, как в песне: “И за борт её бросают…” В духе домостроя, “мачизма” нашего.
     - Я так не думаю. Традиции России гораздо более разнообразны. Вопрос в том, какую из них используют, когда хотят сохранить сложившуюся иерархию политических ценностей и целей. Проблемы женщин, семьи, молодёжи, детского воспитания и так далее требуют не только обсуждения, но и безотлагательных политических решений. Однако не они входят в число приоритетов. Достаточно сказать, что доля женщин, живущих ниже черты бедности, существенно больше, чем соответствующая доля мужчин. Не случайно наряду с выражением “новые бедные” появилось ещё одно - феминизация бедности. Причём женская бедность проявляется в самых крайних формах – в застойной и глубокой бедности, из которой нет выхода. Утверждение типа “большинство мужчин и женщин живут бедно и трудно”, просто лицемерно. По данным ВЦИОМ, например. зарплата женщин составляет 52% от мужской (по данным Госкомстата 70%). В результате женщина значительно чаще оказывается в статусе низкооплачиваемого работника или домашней хозяйки, то есть в положении полностью зависимого человека, будущее которого ничем не обеспечено. В последние годы резко увеличивается число домохозяек, желающих работать, и тех из них, которые отчаялись найти работу. В России сложилось нетерпимое положение: политика формируется преимущественно представителями одного пола и не может отвечать потребностям всех граждан. Напомню цифры: в Совете Федерации женщин – 0,5% и 10% в Госдуме. Считается, что так должны быть распределены роли в нашем обществе: мужчины занимаются политикой и бизнесом, публичной деятельностью, женщины – семьёй, остаются в приватной сфере. Но это задано не природой, а самим социумом и за этим скрывается вопрос о том, кто «держит» в нем власть. Я думаю, что в нынешней ситуации что-то изменить может только введение квот – только так можно создать возможность реального влияния женщин на принятие политических решений. Ради бога, не проводите параллель с советским опытом, который обеспечивал формальное, но не реальное участие женщин в политике.
     - Можно ли сказать, что ситуация в нашей стране, двинувшей по пути либеральных реформ, привела к тому, что решение социальных проблем искусственно затормаживается?
      - Реформы проводились экономистами, были отданы им на откуп при полном пренебрежении к социальной сфере. Произошло разделение на “жертв” и “фаворитов” реформ, и отношение к жертвам стало довольно циничным. Главенствовала простая идея: рынок сам всё отрегулирует, нужно запустить естественный механизм, который работает во всём мире и он, в конце концов, справится с социальными вопросами. Но мы дожили до того, что эта идея подвергается жесткой критике на Западе. В одном из недавних американских исследований наши реформы 90-х годов назвали “рыночным большевизмом”, который «против демократии» - с этим трудно не согласиться. Однако социальную составляющую реформ мало принимают во внимание. Об этом говорит, например, недавняя попытка модернизации образования. Реформа опять отдана на откуп специалистам, для которых главное – «экономический» человек, но человек этим ведь не исчерпывается. Реформа образования, как бы ни пытались её красиво упаковать, базируется на рыночной идеологии. С помощью специалистов, стоящих на социал-демократических позициях, её пока удалось притормозить. Идёт борьба за то, чтобы довести до сознания власти и общества: такие сферы, как наука, образование, пенсионное обеспечение и т.д. не могут быть рыночными. Модернизируя образование, нельзя закрывать глаза на региональные и культурные различия России, на огромную разницу в доходах и возможностях семей, на то, что часть подростков и молодежи уже оказалась вне школы и вне сферы занятости, то есть фактически выпала из общества.
     - Вы не считаете, что в сложившейся системе власти кому-то было выгодно продолжать проводить реформы именно руками экономистов, как вы говорите, без участия общественных институтов и специалистов - социологов, психологов и т.д.?
     - Власть – сложное многогранное понятие, и я думаю, что основная проблема, которая была и осталась, состоит в том, что общество не имеет реальных каналов влияния на власть и не допускается к обсуждению многих вопросов, которые затрагивают интересы всех. Дело не в том, что власть плохая. Она действует, исходя из собственной логики, которая с логикой общественности не пересекается. Между ними нет диалога.
     - Самое время вспомнить о роли демократических СМИ. Либо они будут способствовать такому диалогу, либо будут обслуживать рыночников, делающих бизнес на масс-культуре.
     - Я бы не стала говорить о такой дилемме. К сожалению или к счастью для кого-то, но это факт, существует массовая культура, которая транслируется и формируется через СМИ. Они формируют спрос и навязывают масс-культуру как товар, а затем его эксплуатируют. Они играют на извечных человеческих страстях и инстинктах, на которые люди легче всего покупаются и реагируют: это страх, секс, власть, разные развлечения и прочее. Они всегда будут на этом играть, так же как власти всегда будет свойственно навязывать людям свою волю. Но на то и существует общество, чтобы пытаться ограничить как манипуляторские замашки власти, так и рыночный диктат масс-медиа.
      - Красочный пример: передача “За стеклом” как образчик масс-культа на демократическом вроде бы 6-м канале вызвала большой интерес молодёжи. Что вы думаете по этому поводу?
     - Она и была сделана для того, чтобы привлечь молодёжь к телеэкрану. Статистика утверждает, что для молодых в целом это не характерно. Вот их и подогрели, заставили смотреть. Положительный эффект этой передачи для меня как социолога ясен: проведён психологический эксперимент как над группой молодых людей, запертых надолго в ограниченном и просматриваемом насквозь пространстве, так и над публикой, испытывающей прилив жуткого интереса к подсматриванию за их жизнью. Отрицательный пока никто не изучал. Вообще телевидение, как и радио, забито странными по содержанию и духу передачами. Секса - да, стало меньше. А вот насилия больше. Пошлости - хоть пруд пруди, какие-то дешёвые заигрывания с публикой, ужасный язык, приблатнённый сленг. Модно не ироническое даже, а наплевательское отношение ко всему подряд. Что хотелось бы? Чтобы они давали альтернативу: культурные передачи шли не только по каналу “Культура”, но и по другим каналам и радиостанциям. Это труднее, поскольку требует высокого профессионализма. Противоречие в том, что в рыночную эпоху телевидение не может стать средством воспитания, но другого окна в мир у людей чаще всего нет! Представьте себе быт огромного большинства семей с детьми, до которых родителям нет дела. Потому что низок уровень жизни, нет денег на организацию качественного детского досуга, занятия спортом и прочее. Тяжела психологическая ситуация: дети растут в семьях с несколькими поколениями разведённых родителей. Безотцовщина, уголовщина, наркомания… Молодёжь вступает в жизнь, где царит насилие, право того, кто имеет деньги и власть, а всё остальное не имеет никакого значения – лишь чистой воды игра на ту же власть и деньги. Она боится этого общества, которое не гарантирует им ни материального благополучия, ни приобщения к власти – пути к последней либо исключительны, либо криминальны. Так что ограничивать надо не сомнительные экспериментирования шоу-бизнеса, а практику постоянного устрашения публики броской, хорошо продаваемой информацией. Вывод: культура, образование, наука, а также масс-медиа – в части своей просветительской функции, - не должны быть подчинены стихии рынка. Они должны быть объектом внимания общества и социально гарантированы. Именно это и предлагают социал-демократы.
      - В чём конкретно специфика социал-демократического подхода к социальным вопросам в отличие, скажем от либерального или коммунистического?
     - В двух словах это акцент на социальных проблемах и социальных правах человека. Есть права естественные, выписанные ещё во времена французской революции, – это прежде всего свобода личности, право на собственность, личную безопасность, сопротивление угнетению. Первое поколение прав, которые должно было охранять правовое буржуазное государство. Позже к ним добавились права социальные, завоёванные трудящимися, - такие как право на образование, медицинское обслуживание, пенсионное обеспечение, гарантия определённого уровня жизни. Они тоже стали значимыми для государства и его политики. Возникло такое понятие как социальное государство. Для социал-демократов значимость социальных прав очень велика, но не в ущерб естественным вышеназванным правам. Для нас главное подключить людей, наладить общественных механизм решения назревших проблем.
     - Как предполагается, решать проблему, скажем, женщин, попавших на панель в результате безработицы?
     - Бедность – лишь один из источников проституции. Причин, выводящих женщин на панель несколько. Есть, например, проблема приезжих. Московским женщинам легче найти себе работу в нашем мегаполисе. Какой-то чрезвычайной мерой вопрос с приезжими не решить. Среди них ведь не только молдаванки, украинки, белоруски, но и российские девушки из глубинки. Можно использовать западный опыт, создавая некие места типа шелторов, куда можно было бы их увести с улицы. Можно искать решение на муниципальном уровне, создавая рабочие места и так далее. Разбираться в каждом конкретном случае, привлекая специалистов, например, психологов. Известно, что матери-одиночки – это 15% семей - относятся к категории самых бедных в нашей стране и им необходима социальная поддержка.
     - Смею заметить, что в ельцинскую эпоху многие молодые семьи развалились именно потому, что в условиях начавшейся безработицы больше пытались дать какие-то льготы одиноким матерям. И это при катастрофическом падении рождаемости, и увеличившейся смертности. Сложилась парадоксальная ситуация, когда развестись было выгодно, потому что это помогало выжить.
     - Но им же очень мало платили. Это имеет какое-то значение, например, в Швеции, где одиноким матерям дают очень высокие пособия и прочие льготы. Поэтому женщины там предпочитают иногда в зарегистрированный брак не вступать. Но это не наши реалии. У нас не рожают детей потому, что боятся их не прокормить, не дать им образование, не вылечить, если заболеют. Это естественно в ситуации, когда столько людей обеднело. Это, если хотите, нормальный ответ людей на то, что произошло. Нужна сильная адресная социальная политика в отношении определённых групп граждан. Например, детская беспризорность, ширящаяся наркомания приобретают огромные масштабы, с этим надо что-то делать. Задача социал-демократов выдвигать эти вопросы как первоочередные задачи внутренней политики государства, потому что качество будущих поколений - это вопрос национальной безопасности. Нужны специальные общероссийские, региональные, муниципальные программы. Нужно расширить и масштабы психологической помощи населению, учитывая постоянный стресс, в котором живут люди в течение уже многих лет, обстановку насилия, войн и т.д. Загасить наркобизнес, организовать детский досуг – работы невпроворот. И надо работать с бизнесом, чтобы он заинтересованно участвовал в решении этих проблем. Резерв благотворительности – с предоставлением соответствующих льгот благотворителям - у нас практически не задействован. На сегодняшний день явно перевешивает чисто рыночный, сугубо прагматический подход. Поэтому и социальные программы не пользуются должным общественным вниманием. Следует поднимать престиж этих программ, превращать их в работающие проекты, контролировать исполнение. Социал-демократической партии надо взять какие-то их этих программ под свой патронаж. На одном из совещаний религиозных деятелей была высказана такая здравая идея: создавать при местных органах власти разного уровня общественные советы, включать в них известных авторитетных людей - представителей партий, общественных организаций, различных конфессий, - которые могли бы подсказывать пути решения конкретных местных проблем. Это можно делать, не дожидаясь каких-то указаний сверху или новых законов.

Беседовал Владимир КАРДАИЛ

 
 
 

Конференции

Новости

Выступление Президента Франции на ежегодном совещании послов Франции 27 августа 2019 г. 5 сентября 2019

СМИ о М.С.Горбачеве

Книги