Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Публикации в СМИ

К списку новостей
14 сентября 2018

«Ядерной кнопкой» нельзя пользоваться даже символически. Михаил Горбачев презентовал книгу о внешней политике в эпоху перестройки

Помимо национальных, корпоративных и прочих интересов существует «общий интерес всех — сохранение человечества». А потому «безопасность — это задача, решать которую надо прежде всего политическими средствами». Об этом новая книга Михаила Горбачева «В меняющемся мире», которую он презентовал в четверг. Первый и единственный президент СССР рассказывает, что и кто подвел его к мысли об уничтожении ядерного оружия. Вспоминает, как первые же договоренности с американцами о ядерном разоружении похоронили холодную войну, освободив место «новому мышлению», которое резко изменило мир, облагородив XX век в его последней четверти. А также раздумывает о том, почему «новое мышление» не устояло в меняющемся мире.
 
Новую книгу воспоминаний-размышлений бывший президент СССР посвятил внешней политике в те годы, когда он был главой государства, то есть во времена перестройки. Идея «В XXI век без ядерного оружия» возникла тогда не на пустом месте. То поколение советских руководителей подростками видели Великую Отечественную войну, а во время Карибского кризиса, когда мир стоял на грани ядерной катастрофы, были уже взрослыми людьми. Потому они вполне органично восприняли принцип «мирного сосуществования двух систем», который в хрущевскую оттепель сменил прежнюю установку на конфронтацию двух лагерей — социалистического с капиталистическим.
 
Сделали свое дело с мировоззрением и учебно-документальные фильмы о последствиях ядерного удара. Фильмы те показывали тогда (или просто читали лекции) всему взрослому населению страны во время занятий по гражданской обороне, раз в год проводились на каждом предприятии, в любой конторе.
 
И хотя создатели фильма пытались внушить зрителю мысль, что защита возможна, что и в атомной войне можно уберечь людей, меня это не убедило»,— вспоминает свои впечатления от того киносеанса Михаил Горбачев.
 
Пишет он и о том впечатлении, какое оказала на него речь американского президента Джона Кеннеди 10 июня 1963 года. «Мир — это процесс, это способ решения проблем»,— цитирует ту речь в своей книге президент СССР. Однако «мирное сосуществование» поддерживалось «паритетом вооруженных сил», в том числе ядерного оружия двух держав — СССР и США. А паритет поддерживался гонкой вооружений. И остановить этот процесс не могла «разрядка международной напряженности», на которую в середине 1970-х годов, казалось, согласны были оба лагеря.
 
И к моменту, когда Михаил Горбачев возглавил страну, ему было ясно, что требуется иная внешняя политика в условиях, когда ядерная война считается допустимой, хотя всем очевидно, что такая война станет последней для цивилизации. Он пишет, как складывалась команда под новую задачу, о единомышленниках, которые нашлись среди ученых, политиков, дипломатов и даже военных. Как решено было начать с отношений США и СССР. Как трудно было выйти самим и вывести США на такие переговоры из-за взаимного недоверия, хотя при первой же встрече тет-а-тет с Рональдом Рейганом (Рейкьявик, 1986 год) выяснилось, что американский президент тоже «терпеть не может» ядерное оружие. О том, как, договорившись о взаимном сокращении ядерного арсенала, перешли к обсуждению «комплексного решения по стратегическим наступательным вооружениям, противоракетной обороне и ракетам средней дальности». А это уже меняло отношения Советского Союза не только с США, но и с Европой. Как рухнула Берлинская стена. Как было предложено всем странам «новое мышление», исходившее из того, что «мир взаимосвязан, взаимозависим». И что «помимо национальных, классовых, корпоративных интересов существует общий интерес всех — сохранение человечества». И как завершилась после всего этого холодная война.
 
Детально описывает Михаил Горбачев свой визит в США и выступление перед членами обеих палат Конгресса 14 мая 1992 года. С ответными речами выступили конгрессмены. «И содержание, и тональность их выступлений были конструктивными. Не было речи о ''победе США в холодной войне'',— вспоминает теперь он.— Но на этой позиции американский политический истеблишмент не удержался».
 
По мнению Михаила Горбачева, «не выдержали американские политики испытание историей: вместо констатации общей победы над холодной войной решили объявить свою ''победу в холодной войне''».
 
Тогда и «произошел тот срыв, тот поворот, который многое предопределил в последующем ходе мировых событий», считает он.
 
«Потому холодная война фактически не уходила никуда и лишь меняется, как волны, накатами до сих пор»,— сказал Михаил Горбачев во время презентации книги, в финальных главках которой он пытается доказать, что «мир без ядерного оружия» по-прежнему остается целью и для современных политиков «другой цели быть не может». «Пока существует ядерное оружие, существует опасность ядерной войны»,— пишет он. Потому бывшего президента СССР очень тревожат как недавние «документы администрации Дональда Трампа», допускающие разработку новых ядерных боеприпасов для «более гибкого применения», так и заявление, сделанное Владимиром Путиным в последнем послании Федеральному собранию, о «создании в России нескольких новых видов вооружений».
 
«Периодически верховный главнокомандующий проходит обучение: если дойдет до худшего, он должен знать, как действовать, какие этапы предшествуют решению о применении ядерного оружия. Мне, разумеется, тоже приходилось участвовать в таких учениях. Доходили до последнего этапа. ''Решение принято''. Но я ни разу не ''нажимал на кнопку'', даже символически»,— вспоминает Михаил Горбачев.
 
Виктор Хамраев