Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Публикации в СМИ

К списку новостей
17 августа 2018

Рэнд Пол: «США необходимо взаимодействовать с Россией»

Реальный диалог нужен для сокращения ядерного оружия

В ходе своей недавней поездки в Россию, я встречался и в течение часа разговаривал с Михаилом Горбачевым. Я сказал ему, что на Западе ценят тот факт, что он и президент Рональд Рейган пошли наперекор ортодоксальной идеологии холодной войны и договорились о значительном сокращении ядерного оружия. Я спросил его, был ли в его жизни момент, когда он понял, что, может быть, ему удастся повлиять на ход истории.

Он на мгновение задумался, а затем рассказал, как в молодости был на просмотре фильма, показывавшего разрушения, которые произойдут в случае атомной войны. Когда фильм окончился, он и другие ответственные работники были в состоянии шока.

Вспоминая этот момент, Горбачев сказал:
- Хотя я человек неверующий, я воскликнул: «О Господи»! И тогда я решил, что надо сделать все возможное, все от меня зависящее, чтобы ядерной войны никогда не было.

Возникшее тогда у Горбачева убеждение в недопустимости ядерной катастрофы проявилось в годы его руководства СССР. Выступая перед высокопоставленными сотрудниками министерства иностранных дел в мае 1986 года, он заявил: «Мир – высшая ценность. В ядерно-космический век мировая война – это абсолютная зло. В ней не может быть победителя».

Я задал Горбачеву вопрос о его первой встрече с Рейганом. Он сказал, что первая беседа была доброжелательной, но не более того. Из окружения Рейгана прессе сообщили, что у Рейгана создалось впечатление, что Горбачев твердолобый большевик. А сам Горбачев, когда его помощники спросили, какое впечатление на него произвел Рейган, имевший репутацию твердого антикоммуниста, ответил: «Это настоящий динозавр».

Но вопреки атмосфере холодной войны, глухого недоверия и нагнетания страха Горбачев и Рейган проявили настойчивость и наладили взаимодействие. В итоге удалось заключить ряд соглашений, в том числе договоры о ракетах средней дальности (РСМД) и стратегических наступательных вооружениях (СНВ). Первый из них привел к ликвидации почти 2700 ракет в течение четырех лет.

Однако процесс достижения договоренностей о сокращении ядерного оружия впоследствии шел неровно. Вскоре после терактов 11 сентября Джордж Буш-младший объявил о намерении выйти из договора по ПРО. В ответ президент России Владимир Путин заявил, что договор РСМД, возможно, уже не отвечает интересам России. В 2000 году Россия ратифицировала договор СНВ-2, но после выхода США из договора по ПРО отказалась от него.

Наконец, в 2011 году вступил в силу новый договор СНВ. Он не только устанавливает потолок в 1550 стратегических ядерных боезарядов, что почти в три раза меньше уровня СНВ-1, но и предусматривает сокращение в два раза числа стратегических носителей ядерного оружия – пусковых установок ракет и тяжелых бомбардировщиков.
Срок действия нового договора СНВ истекает в 2021 году. Если любая из сторон решит оставить это без последствий, то впервые за несколько десятилетий США и Россия окажутся без договора о сокращении ядерного оружия.

В конце нашей беседы я попросил Горбачева, исходя из его опыта, дать совет, что нужно сделать, чтобы диалог между Россией и США был продуктивнее.

- Вернуться к теме сокращения ядерного оружия, - ответил он. – Обеим сторонам следует договориться о подтверждении приверженности договорам СНВ и РСМД.
То же самое он предлагал публично в прошлом году:

«Если удастся спасти договор РСМД, это станет мощным сигналом всему миру, что две крупнейшие ядерные державы сознают свою ответственность и серьезно относятся к своим обязательствам».

И тогда, и в нашей беседе Горбачев говорил о необходимости саммита президентов Трампа и Путина для обсуждения проблемы ограничения ядерного оружия.

В ходе моих встреч в комитетах по иностранным делам Совета Федерации и Государственной Думы их члены высказали заинтересованность в проведении официальных переговоров о продлении нового договора СНВ и подтверждении договора РСМД. Я пригласил членов обоих комитетов посетить осенью Конгресс США, чтобы продолжить обсуждение. Надеюсь, что демократы, которые раньше поддерживали процесс сокращения ядерного оружия, примут участие в этих встречах.

Возвращаясь из поездки в Россию, я читал в самолете книгу Эрика Метаксаса «Мартин Лютер». Я думал о том, что в истории бывают редкие случаи, когда необходимо бросить вызов ортодоксальной идеологии – ради того, чтобы положить конец большой несправедливости или предотвратить большую трагедию. Я убежден, что мы должны быть благодарны Рейгану и Горбачеву, которые бросили вызов ортодоксии ради того, чтобы сократить арсеналы ядерного оружия и ослабить напряженность между нашими странами. Я надеюсь, что, несмотря на нынешнюю напряженность в отношениях с Россией, верх возьмут разумные силы и будет возобновлен диалог, который так необходим, чтобы не допустить страшной мировой катастрофы, какой обернулась бы война между ядерными державами.

На другой день после встречи с Горбачевым я побывал в Бункере №42, построенном при Сталине на случай ядерного удара по Москве. Каждый день 600 человек тайно спускались на глубину 60 метров в расположенный прямо в городе под толщей трехметрового бетона бункер. Во время экскурсии мне показали видеофильм о гонке ядерных вооружений, кульминацией которой было испытание советской водородной бомбы мощностью в 50 мегатонн. В результате взрыва было уничтожено всё в радиусе около 20 километров, а его последствия можно было ощущать и наблюдать в сотнях километров от места испытаний. Аналогичный укрепленный бункер был построен и у нас, в горной местности недалеко от курорта Гринбрайер в штате Западная Вирджиния. Сегодня, благодаря Рейгану и Горбачеву – двум лидерам, у которых хватило мужества пойти на диалог – эти бункеры выведены из эксплуатации и открыты для туристов. 
 
Цель моей поездки, во время которой я встречался с представителями властей и оппозиции, заключалась в содействии диалогу. По возвращении в Конгресс я рассчитываю на то, что представители обеих партий поддержат усилия по улучшению взаимодействия и диалога и достижению прогресса в сокращении ядерного оружия. 

Пол Рэнд, сенатор США от штата Кентукки

15 августа 2018

The Atlantic.com

 
 
 

Конференции

Новости

СМИ о М.С.Горбачеве

Книги