Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Публикации в СМИ

К списку новостей
3 февраля 2015

Павел Палажченко: Насчет Рейкьявика очень много мифов.

 И.Воробьева - Мы уже говорили про Рейкьявик и про ту самую встречу. Мы тоже вас хотели об этом спросить. Как, вообще, так получилось, что Рейган тогда встал и вышел? Это как?
 
П.Палажченко― Нет, это не совсем так. Просто увидели, что возможности что-то подписать хотя бы в самом общем плане нет, и решили встречу закрыть. Причем Рейган и американская сторона рассматривали это как провал, как большую неудачу, а Горбачев на пресс-конференции, которая состоялась буквально через час после того, как они разошлись, сказал, что хотя из-за проблемы ПРО мы не смогли договориться, но мы договорились по многим другим вопросам и мы обрисовали перспективу в отношении которых мы согласны. Поэтому там психологически это было трудно, а по существу, по содержанию, как многие пишут – это пишет в своих мемуарах и Шульц, бывший госсекретарь, Мэтлок, который был тогда помощником Рейгана и другие – по существу, действительно это получилось очень содержательно, но это не сразу поняли.
 
Вообще, насчет Рейкьявика очень много мифов. Мне кажется, что все-таки сюжет основной следующий. Вот под существенное сокращение ядерного оружия на взаимовыгодных условиях и под перспективу безъядерного мира Рейган хотел получить одобрение программы ПРО, и Горбачев на это не пошел – вот в это все уперлось, и потом по ПРО пришлось искать компромисс. И компромисс, в общем, был такой, декларативный: в договор по СНВ включили положение о том, что наступательные вооружения и оборонительный вооружения, то есть ПРО, они взаимосвязаны, поэтому при сокращениях это должно учитываться. Это декоративный компромисс, но надо сказать, что он довольно существенно замедлил реальную программу СОИ, поэтому это трудный был момент и психологически трудный, и по содержанию трудный, но в общем, преодолели.
 
И.Воробьева―Вот именно. Сейчас или через какое-то время после встречи в Рейкьявике уже можно было спокойно, холодно оценить, а тогда, как я понимаю, сидело два человека, у которых, собственно, были две ядерные кнопки, и у каждого из них, в общем, была возможность кнопочку нажать и все, и до свиданья все! 
 

П.Палажченко― Нет, ну кнопки-то рядом с ними. Вот эта часть беседы – там был рядом с американской стороны Шульц, с нашей стороны был Шеварднадзе. Это даже был не полный тет-а-тет. Это была беседа двое на двое. И, конечно, там не обсуждались вопросы, связанные с какими-то планами применения ядерных сил. Обсуждались вопросы, связанные с тем, как сокращать то гигантское количество ядерного оружия, которое к тому времени было накоплено. Надо было начинать сокращать. 

Читать интервью полностью

 

 
 
 
 

Конференции

Новости

Российская газета, 12.10.2017 12 октября 2017

СМИ о М.С.Горбачеве

Книги