Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Публикации в СМИ

К списку новостей
1 марта 2001

М. С. Горбачев о своем визите в Екатеринбург

     Вопрос: Михаил Сергеевич, у Вас очень плотный график, из-за этого отложился Ваш приезд полгода назад, цель Вашего визита в Екатеринбург сегодня?
    Ответ: Во-первых, это реализация давно задуманного плана поездки в этот регион. Каких-то чрезвычайных, особых задач я не преследую. Это одна из поездок Председателя вновь созданной объединенной социал-демократической партии в регионы. Такие поездки будут продолжаться.
    Конечно, надо иметь в виду, что со стороны, прежде всего, предпринимательских кругов Екатеринбурга, но также и со стороны властей есть интерес к этому визиту, к встречам, беседам, и я ожидаю интересной поездки. Будут встречи с бизнесменами, обмен мнениями. Хотим посоветоваться с ними относительно создания при нашей социал-демократической партии совета предпринимателей. Совет будет заниматься проблемами развития, стимулирования, поддержки малого и среднего бизнеса. Мы считаем, что это самые естественные союзники наши. И потом - это демократично. Понятно, что социал-демократы просто обязаны работать с ними вместе. Это не исключает, однако (и в программе визита это учтено), сотрудничества и с крупным бизнесом, который завязан на решение серьезных задач. Решает их на уровне национальных интересов. Мы будем в контакте, и будем поддерживать того, кого считаем нужным.
     Вопрос: Во времена перестройки Вы взяли из Свердловска в Москву Бориса Ельцина. Ваш нынешний заместитель по социал-демократической партии тоже Борис и тоже из нашего города...
    Ответ: Во время перестройки… Да, я брал Бориса Ельцина. И нынешний заместитель по социал-демократической партии действительно из Екатеринбурга. Что здесь скажешь?
    Во-первых, Екатеринбург огромный город. У вас много замечательных кадров. Так что я думаю, это нормально, когда в центр - и в правительство, и в центры управления бизнесом, и в политические структуры - приходят люди из вашего замечательного города.
    Бориса Гуселетова я знаю давно. Еще по его делам в Демократической платформе КПСС, по работе в структурах бывшей союзной компартии – там он представлял молодое поколение и проявил себя тогда хорошо. Это запомнилось. Но я знаю, что он человек, который показал свои способности и в вашем городе, в частности, являясь проректором Уральской академии госслужбы.
     Позиции его не просто близки моим, у нас одни с ним позиции. Хотя у Бориса Павловича есть свои преимущества: он представляет поколение, которое идет за нашим поколением. Наверное, кое-какие преимущества и у меня есть в запасе (смеется). Так что наш союз, я думаю, будет полезным. А пока и ему, и мне надо прибавлять в работе. Слишком ответственное дело мы начали – создать массовую народную социал-демократическую партию и дать России реальную альтернативу.
    Вопрос: А как по Вашему мнению, укрепление федеральной власти по вертикали и горизонтали, например, институтом полпредов – это то, что сейчас нужно России?
    Ответ: Я скажу так: институт полпредов сейчас нужен. Подчеркну - сейчас.
Может быть, опыт этого института и покажет нам направление в поисках лучшего управления огромными территориями, какими являются у нас регионы. Страна то у нас большая. Это проблема всегда стояла перед Российской Федерацией, и она остается. Так что я думаю, это правильный шаг. Я его поддерживаю.
    Вопрос: Ваш прогноз политической ситуации в России к 2003 году. Вообще в России возможны честные (демократические) выборы?
   Ответ: Мне думается, что заниматься в нашей ситуации политическими прогнозами дело, вообще говоря, сложное. Тем не менее, первый год работы президента Путина и правительства под его руководством показал, что нам многое надо сделать для того, чтобы следующие выборы вывели нас на новый уровень демократии, качественного формирования органов власти, чтобы народ мог действительно реализовать свое суверенное право выбирать достойных людей, доверять им мандат на управление.
    Еще очень многое предстоит сделать нынешней власти для того, чтобы позитивные тенденции и развились, и укрепились, привели бы к улучшению политической, социальной ситуации, вообще к изменению психологического климата в стране. Ведь очень много разочарования у людей.
    Сейчас люди терпят, ждут, надеются на нового президента. Думаю, он это хорошо понимает. По крайней мере, я могу об этом определенно сказать. Наследство у него тяжелое, поэтому когда мы говорим о том, что давай, президент, быстрей меняй ситуацию к лучшему, то должны иметь в виду, в какой ситуации он начал свою деятельность. Но абсолютно справедливы ожидания и обращения по поводу перемен к лучшему.
    Что касается вопроса о честных выборах... Знаете, тут от многого зависит. Сейчас ожидается внесение существенных изменений в избирательный закон, это скажется на подготовке и проведении выборов. Вот тут-то мы должны не стесняться: граждане, политические партии должны не стесняться брать все под контроль. Что там греха таить… не все в порядке здесь у нас. Об этом мы говорим. И в открытую. И в тихую еще больше. Но надо все сделать, чтобы мы, в конце концов, пользуясь свободой выбора, которая пришла к нам в связи с политической реформой 89-го года, действительно добились того, чтобы от людей зависело - кому отдать голоса, выразить доверие, дать мандат на управление, на вхождение во власть.
    Вопрос: Российская объединенная социал-демократическая партия, председателем которой Вы являетесь, создана с пристрелом на 2003 год или у нее другие цели?
   Ответ: Мы, что же тут скрывать, будем претендовать на власть. И проба наших сил – это 2003 год, тот момент, когда мы будем стремиться к тому, чтобы полнокровно участвовать в политике. Это понятно. А для чего создавать партию? Чтобы уходить, уклоняться от таких политических кампаний как выборы? Нет.
    Мы уже сейчас, я скажу, участвуем в выборах мэров, губернаторов и занимаем позицию. Со временем наша роль и влияние будут увеличиваться. Мы и партию свою создали в связи с тем, что люди, наконец, поняли, что им нужна такая социал-демократическая партия и нужна социал-демократическая альтернатива.
    Вопрос: Альтернатива чему?
   Ответ: Политике, лозунгам и призывам КПРФ, которая вообще хотела бы вернуть нас к прошлым порядкам. Я чувствую - это противоречит настроениям не только молодого и среднего поколения, но и основного населения страны.
    Люди теперь испытали на своем горьком жизненном опыте, что из себя представляет и другая крайность, а именно, радикальный либерализм, когда все уповают на рынок. Вот он все сделает, все по местам расставит, а власти вроде бы только должны получать зарплату, ну и решать какие-то второстепенные вопросы. Нет. Мы, я думаю, теперь все знаем, что и эта крайность несет не менее значительные угрозы, чем коммунистический фундаментализм. Ситуация, в которой мы оказались сейчас, многим показала, что политика радикал-либералов - это разрушение страны, это разрушение экономики – это беда. 2/3 людей оказались или у черты бедности, или даже за чертой бедности – вот цена такой политики. И только небольшая группа в 10-12% живет, так сказать, припеваючи. Разве это общенациональная политика? Очевидно, что такую политику страна также не приняла.
   Вот почему в этих условиях мы пошли на создание социал-демократической партии. Мы подтверждаем, что привержены свободе. Мы подтверждаем, что будем укреплять и развивать демократические институты, повышать их роль и тем самым повышать роль граждан. Простых граждан.
   Чтобы они на всех уровнях, от муниципального до федерального, могли влиять на власть и во время ее формирования, и контролируя ее между выборами. Мы выступаем за рыночную экономику, но за такую рыночную экономику, которая работает на общество, а не на цели только предпринимателей, т.е. социально ориентированную экономику. Мы за государство, которое не уходит от ответственности перед народом за все. И в экономике, и в социальных делах, и что касается безопасности, правопорядка и т.д. Мы за то, чтобы судебная система действовала. Только при таких походах можно нанести поражение преступности, коррупции и обуздать распоясанность бюрократии.
    Мы предложили и настаиваем на том, что путь к обновлению, к улучшению ситуации лежит через реализацию целого комплекса социальных программ. Прежде всего - образование, наука, медицина, - их поддержка. Через малый и средний бизнес, который охватывает массу людей. И конечно мы за то, чтобы страна была открытой, сотрудничала с другими странами и народами. Мы против изоляционизма.
    Вот наши цели. В этом наша альтернатива. И эти цели мы преследуем сейчас, когда занимаем позицию поддержки президента Путина и его усилий, которые отвечают интересам народа.
    Вопрос: У Вас были встречи с бывшим премьер-министром Евгением Примаковым. Известно, что Вы симпатизируете ОВР, хотя и говорите, что она «похожа на КПСС». Каковы взаимоотношения РОСДП и ОВР?
   Ответ: Мы часто встречаемся с Евгением Примаковым. На днях я с ним встречался. Участвовали в международной конференции в Париже. Обсуждали там, как реформировать Организацию Объединенных Наций. Очень серьезная конференция.
   Что-то не припоминаю, когда мог такое произнести: ОВР похожа на КПСС. Должен сказать, у нас большая близость в позициях, в программных установках. Я не исключаю, что мы, когда нужно, объединимся и в коалицию какую-то. Для того чтобы выступить общим фронтом.
   Мы даже располагаемся в одном здании. Там у нас непосредственные контакты все время идут. Из этого видно, что взаимоотношения у нас самые нормальные, дружеские. Если хотите, товарищеские.
   Вопрос: Кто-то из администрации Билла Клинтона выразился: «Ельцин – харизматический президент, а Путин – хороший менеджер». Каково Ваше мнение?
    Ответ: Не дай Бог нам такой харизмы больше, какую мы пережили.
   А что касается нынешнего президента... Если сказать, что он хороший менеджер, это даже принизить его роль, уменьшить потенциал. Путин уже сейчас серьезный политик. Он набирает опыт, и очень работоспособный, ответственный. У него здоровые амбиции что-то сделать, чтобы помочь стране, народу выйти на нормальную дорогу развития. То, что у него есть качества собранности, работоспособности, организованности – да, есть. И я думаю, это хорошие качества.
    Вопрос: Вы и раньше высказывались за активную интеграционную политику с бывшими союзными республиками. В этом году должны состояться выборы в российско-белорусский парламент – значит опять затраты денег на новую политическую рекламу, конечно, интриги…  Вопрос с позиции «простого гражданина», может, не стоит плодить еще одну кормушку?
     Ответ: Тут сразу три вопроса. Первый вопрос относительно интеграционной политики.
     Я не только высказывался когда-то, я и сейчас убежден, что мы просто дураки круглые, что так бестолково последние десять лет занимались интеграционными проблемами на постсоветском пространстве. Это же была одна страна. И, кстати, нет союзного государства, но страна еще живет, и на этом все спасаются и выезжают. Но, тем не менее, нормального сотрудничества нет. И это, прежде всего, ответственность российского руководства. И то, что Путин, нынешний президент, активизировал свои усилия на постсоветском пространстве: встречается, обсуждает (и я вижу - уже есть продвижение со многими из них), - это я приветствую.
     Должен отметить, что я решительный противник того, чтобы выдвигать сейчас лозунг создания союзного государства или возрождать СССР. Надо было тогда думать, когда я предлагал создать мягкий союз. Сохранить союз и союзное государство, но дать больше свободы республикам, чтобы они могли действовать как суверенные. Кстати, суверенными государствами они названы во всех советских конституциях – и в сталинской, и в брежневской, если их «поименно» перечислять. Тот проект, который я и все те, кто разделял его со мной, внесли, согласовали, и подготовили к подписанию в качестве нового союзного договора - он как раз реализовывал эти положения конституции. Теперь даже те, кто в Беловежье разваливал Союз, говорят – да, все-таки наиболее подходящим был мягкий союз Горбачева.
     Ну что же, я тогда не получил поддержки. В том числе и от граждан. Да гражданам просто и не дали возможность разобраться. Успели «лапшу» навешать людям, в России особенно: вот, мол, все живут за счет России, 80 миллиардов долларов ежегодно от нас забирают, мы получим это все - вся наука у нас, ресурсы почти все у нас - и заживем как следует. Вы же помните, как Борис Николаевич на телеэкране показывал рукой: до ноября 1992 года потерпите, а потом с ноября пойдем, пойдем подниматься... Даже не знаю, куда он имел в виду подняться. Я сказал, что это авантюра. С самого начала. Так оно и есть.
     Это говорит человек, который сражался, защищал идею сохранения союза. Реформирование - да, но не развал и не роспуск.
    Сегодня надо принять реальность, которая есть: существование всех независимых, если так можно выразиться, государств. Пусть они набираются опыта, пусть осваиваются, пусть все делают как положено и несут ответственность за свои действия.
   Но я точно так же высказываюсь за то, чтобы все наши государства на постсоветском пространстве быстрее решали вопросы интеграции. Не надо спешить с политическими проблемами. Нужно совместно развивать экономику, финансы, науку, энергетику, торговлю – вот это все, здесь большое поле. И, конечно, решать вопросы валютных расчетов. На этом пути надо искать сближения. И идти поэтапно к большей интеграции.
    От этого выиграем все мы.
    И не надо слушать того, кто где-то там за рубежом напевает, что каждый шаг по пути интеграции – это якобы восстановление империи. Чепуха. Такое говорят только те, кто не хочет, чтобы Россия и государства СНГ опять встали на ноги, начали бы жить нормальной жизнью. А у нас есть все для того, чтобы так было.
     Больше того. Я только вернулся с Западной Европы. И должен сказать, что там понимают: если Европейский Союз будет развиваться, расширяться, то у него есть пределы. И без работы по интеграции на Востоке объединенная Европа не состоится. Поэтому надо идти навстречу объединенной Европе и с Запада, и с Востока. Но не терять времени, не ждать, а все более плотно сотрудничать России и другим государствам СНГ с Европейским Союзом.
     Вот такую сложную работу нам и предстоит вести.
     Что касается Белоруссии – принципиально я за союз, но, с учетом реального положения дел, высказался против. Союзное государство еще рано создавать, пусть это будет конфедерация. Я думаю, пока так, собственно, и идет. Это правильно. И нельзя занимать такую позицию, как тут некоторые высказывались, что, чуть ли не на уровень региональной власти опустить Белоруссию и т.д. Это же скомпрометировать всю идею, обидеть братский народ, который на референдуме высказался за сближение с Россией, за решительное объединение. Нет. Создавать надо конфедеративную структуру. Если будем держать линию на какое-то поглощение, то тогда больше никто на интеграцию не пойдет, ни одно нынешнее государство. И даже будут отдаляться. А я вам скажу: это подарок тем, кто хотел, чтобы мы тут выясняли отношения еще лет сто.
    Вопрос: Скажите, в большой политике такое мужское понятие, как дружба существует (приемлемо)?
    Ответ: Ну, конечно, есть. Конечно, есть. Но, знаете, дружба ведь предполагает особые отношения. Никто так прямо и откровенно не скажет тебе в глаза правду, как друг, и в трудную минуту поддержит. Но и когда, как говорят, ты сбился с пути, друг тоже должен сказать об этом.
В политике бывают нормальные человеческие отношения, которые помогают решать политические вопросы. Но я вам должен сказать: за плечами у каждого руководителя ответственность, если говорить о межгосударственных отношениях, сотрудничестве с лидерами других государств. И каждый из них, прежде всего, отвечает за свою страну. В этом смысле дружеские отношения помогают более эффективно сотрудничать и наращивать взаимовыгодные результаты такого сотрудничества.
     Было бы хорошо, если бы больше человеческого элемента присутствовало в отношениях политиков. У нас сейчас политика так свободна от морали и совести, что просто жутко становится. Очень много циников появилось Я ведь, вообще говоря, начинал бороться именно с этим. Это была моя установка - провести реформы на основе свободы и сотрудничества с тем, чтобы гуманизировать общество, с тем, чтобы обойтись без крови. Установка на то, чтобы моральные ценности играли свою роль как ориентиры при принятии решений.
     Куда это годится, когда стали на путь проведения таких реформ, которые сделали миллионы людей бедными и унизили их. Это цинизм крайний. Это безнравственность. Это сделали именно те, кто говорил, что политика и нравственность – несовместимые вещи.
     Чепуха. Не просто совместимые, но крайне необходимые друг другу. Тем более, сейчас.
     Что же касается дружеских отношений, то они бывают среди политиков. И внутри команды, и за пределами команд, и среди политиков, возглавляющих разные государства. Все это возможно. И приемлемо.
    Вопрос: Вы очень популярны за рубежом, на Западе, а дома почти 9 лет забвения. Неужели мы с ними носим такие разные очки?
   Ответ: Ваш вопрос несет на себе отпечаток запущенных клише. Вот-де за рубежом очень популярен, а дома, ну совершенно человек, так сказать, забытый, никому не нужный, и так далее, и тому подобное.
    Это, я чувствую, пиаровская работа прежней власти. И ей многого удалось добиться через скандалы, сплетни, а главное через изоляцию меня от средств массовой информации. Я должен признать, что последние два-три года ситуация полностью изменилась.
    Вот интересно, только что получил, передо мной лежит новый номер журнала «Коммерсант-власть». Оказывается, когда опросили читателей журнала: кто больше пользы принес России из всех руководителей за весь ХХ век, то я занял первое место, получил 34 процента. Кстати, и эксперты – отнюдь не сладкая публика - по очкам отдали первое место тоже Горбачеву.
    Так что много изменилось, и люди уже многое поняли. Сейчас у меня уже другая проблема возникает - не успеваю всем позитивно отвечать на приглашения дать интервью, в том числе и по каналам телевидения. Много приглашений встретиться с людьми в регионах. В самых разных аудиториях. И я стараюсь откликаться.
    Вопрос: Расскажите о фонде Горбачева – с какой целью он создан, кто с ним сотрудничает?
   Ответ: Он создан для того, чтобы я в других условиях продолжал заниматься теми же проблемами: реформами в России и государствах СНГ, международными отношениями, международной политикой. Этим и занимается фонд. Он проводит множество исследований на этот счет, организует конференции, в том числе, международные.
    Результаты своих исследований мы направляем нашей власти, публикуем. Издаем книги. Сейчас очень важно, когда мы двигаемся из одной эпохи в другую, помогать и политикам, и просто людям разбираться во всем происходящем. Здесь роль интеллектуальных центров сильно возрастает. И среди этих интеллектуальных центров наш фонд занял достойное место.
Когда мы отмечали пятилетие фонда, то звучала главная мысль: пока существует Фонд Горбачева, мы движемся по пути демократии, Фонд – это пристанище свободной мысли. Что же, - это точно сказано, я именно эту цель перед собой и ставил.
   Одновременно должен заметить, что Фонд занимался и продолжает заниматься благотворительной деятельностью. Достаточно сказать, что при активной позиции, роли и вкладе Фонда в России создан центр по лечению детских лейкозов, и уже в большинстве регионов нашей страны действуют его отделения. Еще не так давно мы могли излечить, спасти только 10 процентов ребятишек, которые заболевали этой страшной болезнью, а теперь все 70, 80 и даже 90 процентов спасаем. И, кстати, на это откликнулись многие спонсоры за рубежом. Я очень горжусь этим.
      Мы поддерживаем лекарствами. Мы поддерживаем некоторые детские учреждения, детские дома, ветеранские организации. Но насколько можем. Вот сейчас мы с долгами расплачивались, поскольку строили здание. Наверное, у нас появятся возможности, опять больше будем оказывать помощи, но главное, что к нам обращаются многие зарубежные спонсоры, те, кто занимается благотворительной деятельностью, поскольку они доверяют Горбачеву, его Фонду. Уверены, что здесь все доходит до людей, а не так, как по другим каналам, когда все на рынке появляется, а людям часто не доходит.
     В благотворительных делах мы сотрудничаем и с Православной церковью. Направляли обозы с лекарствами, одеждой в «горячие точки» России.
    Последнее время Фонд начал помогать нашим и зарубежным предпринимателям находить партнеров с тем, чтобы реализовывать реальные проекты, связанные с возрождением российской экономики. Раньше мы этим не занимались. Сейчас будем, так как это необходимо стране и этого от нас ждут.
     Теперь, когда открылось новое здание Фонда, у нас будут работать и библиотека перестройки, и архив перестройки, и общественный центр для проведения встреч, конференций, семинаров по самой разнообразной тематике.
    Вопрос: Вы много бываете за границей. Мы знаем, что Вы возглавляете международную экологическую организацию «Зеленый крест». Какие проекты реализует эта организация?
    Ответ: Международный «Зеленый крест» – экологическая неправительственная организация, которая создана и работает под моим руководством.
     Да. Это большой проект. Было обращение представителей 108-ми стран, чтобы я взял на себя обязанности основателя этой организации. Люди не могут полагаться только на правительства, только на бизнес. Они хотят сами влиять на процессы. Экология всех «достала». Много городов, где тяжело даже дышать, болеют дети и взрослые. Много районов, где загрязнены почва, воздух отходами, еще оставшимися от гонки вооружений, или нынешними грязными производствами. Реки страдают, вода основательно подпорчена во многих местах. Это общемировая проблема и здесь надо, чтобы граждане подталкивали и власти, и бизнес к более активным мерам.
     Вы, наверное, помните, кто у нас в Советском Союзе воспользовался гласностью в первую очередь, когда мы начали перестройку. Это экологи. Да что экологи, простые люди, выступившие в защиту экологии, окружающей среды, ибо это была просто беда. Люди оказывались в тяжелейших условиях. И мало что действовало, а вот гласность сработала. Сработала и понудила многих принять немедленные решения. Мы поддержали тогда из центра эти выступления людей, и это привело к тому, что 1300 вредных предприятий было вообще закрыто. Или они были модернизированы потом, или законсервированы до будущей существенной реконструкции.
    Сейчас мы в рамках международного «Зеленого креста» ведем проекты по ликвидации последствий «холодной войны». Самый главный из них – полная ликвидация химического оружия, 90 процентов которого сосредоточено у нас и в Соединенных Штатах. Очень трудно идет. Много денег нужно. Я недавно написал и предложил многим главам правительств объединить усилия, объединить финансы для того, чтобы помочь России (поскольку она в трудной ситуации) избавиться от химического оружия. Кстати, позитивно все откликнулись, включая нашего президента и американского. Ожидаю, что ситуация будет меняться к лучшему.
     Следующий проект – пресная вода. Очень трудно с пресной водой в мире. Ее уже просто не хватает. Это и Ближний Восток, и Южная Африка, район Белого и Голубого Нила. Это и Центральная Азия, и Индийский полуостров. Это и Китай, и Латинская Америка, и Соединенные Штаты, в том числе такие города как Лос-Анджелес. Везде проблемы пресной воды стоят остро. Поэтому мы этот проект ведем сейчас по Ближнему Востоку и по Африке, но и дальше намерены его продвигать.
      Еще один наш проект связан с экологизацией образования. Надо детей готовить с ранних лет к пониманию того, что они граждане, ответственные граждане, что они живут на одной для всех нас планете, и все мы за нее отвечаем, и после нас придут новые поколения. Надо очень бережно относиться к природе. Если сейчас не станем действовать согласованно, дело кончится плохо.
     Вопрос: Состоялся ли проект с телевидением Германии по сериалу Secret of power? Кто эти 11 человек, «оказавшие значительное влияние на судьбу мира», с которыми Вы будете беседовать об итогах ХХ века?
     Ответ: Да, проект этот - «Секреты власти» - идет. В ближайшие месяцы будут съемки фильма, связанного с жизнью и деятельностью Папы Римского.
     В апреле мы будем снимать фильм о Джордже Буше (конечно, о старшем). Будет фильм о Ясире Арафате, о Ким Де Джуне, президенте Южной Кореи. О канцлере Коле, о Валенсе, о Нельсоне Манделе и других. Да, этот проект будет закончен, как мы надеемся, в этом году.                          
     Вопрос: Если можно вопрос о еще одном известном человеке. «Роль прикрытия олигарха Гусинского», «использование морального капитала Горбачева», «Горбачева подставляют» – не поймешь этих столичных журналистов, а глубинке нужна правда. Ответ из Ваших уст по ситуации с Медиа-Мостом и Общественным советом НТВ расставит точки над «и».
     Ответ: Как говорится, тут нужно отделить – котлеты отдельно, мухи – отдельно. Так вот, там есть вопросы, связанные с бизнесом - акции, продажа, партнеры - отсюда состав директоров, управление и.т.д. и т.п. Вот этой стороной дел Общественный совет НТВ, который мы создали, и который я возглавляю по просьбе тех, кто вошел в него, мы не занимаемся. Мы, конечно, имеем информацию, но поскольку это бизнес, он должен действовать самостоятельно и регулироваться теми институтами, которыми положено: арбитраж, суд и пр. Там, прямо скажу, идет свалка, перетягивание каната. И я не хочу в это вдаваться.
   Общественный совет НТВ мы создали для того, чтобы наладить механизм связи этого независимого канала с общественностью, со страной. Чтобы были представители общественности, которые могли бы там, где нужно канал поддержать, защитить, а в других случаях сказать каналу, где он выходит за берега демократии и ответственности и допускает факты телевизионного наездничества.
    Прямо скажу, нам мало удалось пока этим заняться, потому что буквально через несколько дней после создания совета завязалась вся эта эпопея, тяжба по вопросу кто, кому и сколько должен. Мы, члены Общественного совета НТВ, тем не менее, думаем, что наша позиция, наше присутствие сыграло в обществе немаловажную роль. Мы принципиально считаем, что сам независимый канал НТВ, наряду с государственными каналами, должен существовать.
    Я очень рад, что это совпадает с позицией нашего президента. Он и в беседах со мной, и открыто, публично заявлял об этом. И я очень рад, что он встретился с журналистами НТВ. Это хорошо.
     Вот, собственно, позиция, разъясняющая - для чего мы объединились в Общественный совет НТВ.
     Вопрос: Михаил Сергеевич, край у нас богатый и политически активный. Интриг и циркачей от большой региональной политики хватает: чего только передел собственности стоит и драка за думские кресла. Давайте сменим тему разговора. Очень хочется о чем-то душевном, человеческом спросить, например, о Ваших впечатлениях от Екатеринбурга?
     Ответ: Что же о Екатеринбурге. Я мое отношение выскажу ко всему региону.
Вы должны знать, что тут есть у меня очень чувствительный пункт. Детские годы Раисы Максимовны прошли в Алапаевске, где отец строил железные дороги, по которым эвакуировалась промышленность, научные центры из Ленинграда, из других городов Союза. Все осталось в ее детских воспоминаниях. Отец строил железные дороги не только в Алапаевске, но и на Сосьве, и на Большой Туре. Тайга для нее – это как родной дом. Поэтому мы с вами как бы родственники. И поскольку Раисы сейчас нет, тем более мое отношение к тем местам приобретает особое значение.
     Что ж, Урал красивый – это, во-первых. Богатый - во-вторых. Люди очень много сделали, чтобы сделать этот край действительно опорным краем державы. Поэтому у меня очень уважительное отношение к екатеринбуржцам, ко всем жителям Урала.
     В свое время я бывал в Нижнем Тагиле. Какой могучий город! Какой потенциал там заключен. Работал этот город в значительной мере на оборону. Теперь он меняет профиль, но я уверен: таким людям все по плечу.
     В одну из моих поездок мне подарили сувенир, слепленный из цветных каменьев, самоцветов, кристаллов Урала. Я вам скажу – это настолько симпатично, настолько интересно, что действительно чувствуешь сияние вашего края. Так он и стоит у меня дома, я его каждый день вижу на главном месте среди нескольких главных вещей, которые сегодня имеют для моей жизни большое значение.
     Вопрос: Кто сегодня Ваша семья?
    Ответ: Сегодня, после смерти Раисы Максимовны, ко мне переехала дочь с внучками. И вот нас четверо. Но есть семья брата, тоже попавшего в беду - приходилось выручать, тяжелая болезнь его постигла. Есть еще брат и сестра Раисы Максимовны. Брат, Раиса рассказывала об этом в своей книге, талантливый человек, писал в молодости приключенческие и юношеские повести, но алкоголь погубил и талант, и все. Сейчас, по сути дела, на беспрерывном лечении. Это драма. Тяжелейшая. Раиса Максимовна переживала больше всех нас. Сестра Людмила Максимовна живет на Южном Урале, в Башкирии, в Уфе. Врач.
    Ну, а большинство моих родственников живет в Привольном, на родине. Недавно я там был. Там похоронены и отец, и мать, и деды, и бабушки… Семья уменьшилась. За эти годы мы очень понесли большие потери. Сначала умер один, потом другой отец. Следом одна за другой умерли моя мать и мать Раисы Максимовны. Не стало Раисы Максимовны. Так что, в общем, я пережил за эти годы многое…
    Вопрос: Кого Вы поздравите 8 марта в первую очередь?
   Ответ: Я поздравлю, прежде всего, своих женщин. А это значит Ирину и внучек – Ксению и Настю. Конечно, поздравлю женщин в Фонде и женщин в моей партии - я это обязательно сделаю. Может у нас не хватит финансов цветами всех одарить, но чувства мы выскажем.
    Вопрос: В свободное время (которого, конечно, очень мало, но, тем не менее) чему Вы себя посвящаете?
    Ответ: Свободного времени, вы действительно правы, его очень мало. Очень мало. Я, в общем-то, человек занятый, а после того как остался один, стараюсь себя загрузить до предела. Поэтому и здесь, дома, в России, и во время зарубежных поездок много-много работы.
    Безусловно, я читаю. К сожалению, меньше стал ходить в театры и меньше читаю художественной литературы. Весь погружен буквально в эти исследования экономики, политики, международной, внутренней. Но, тем не менее, не забываю ходьбу. Каждый день стараюсь ходить. Мы 30 лет ходили с Раисой Максимовной. Это очень много значило и значит. Сейчас Ирина. Мы с ней топаем. Стараемся шесть километров за час пройти каждый день.
    Вот видите, какое скромное свободное время. Если считать чтение политической и экономической литературы каким-то отдыхом… Но, собственно, так получается.
      Вопрос: Блюдо, которое Вы готовите сами?
      Ответ: Блюдо, которое я готовлю сам?! Боже мой! Я уже забыл, когда я сам готовил. Конечно, могу. И яичницу жарить, и салаты иногда сам делаю, потому что никто не может угодить, из чего сделать салаты, и как. Это все так. Мою любимую гречневую кашу и овсянку – это я тоже могу сделать, но должен честно сказать, что уже несколько десятилетий - лет 25 - я этим не занимаюсь. Не практикую, так сказать.
     Но скажу – мне нравится смотреть как готовят. Я там, так сказать, подключаюсь. Своими советами довожу до волнений, иногда до возмущения (смеется). А что же, это очень интересно все. Это не просто еда. Ведь мы не живем для того, чтобы есть, а едим для того, чтобы жить, как сказал Аристотель. Но мне больше запомнилось выражение нашего великого Тимирязева. Он сказал, что еда – это процесс интимнейшего общения с природой. Как президент международного «Зеленого креста» я должен общаться с природой. Регулярно и основательно.
Правда, вот не стало Раисы Максимовны и с моим весом опять беда. Я предрасположен к этому. На фоне своих изящных дочки и внучек я уже выгляжу как тяжеловес. Ну, что сделаешь, контроль нужен. А мне не хочется сейчас себя ограничивать. А может дело и не в этом - годы требуют другое.
     Вопрос: Кухня, которую предпочитаете?
    Ответ: Кухня русская и итальянская на первом месте. А потом интересные кухни и французская, и восточная, и китайская. И японская. Очень интересная! Я же знаком теперь со многими кухнями в мире.
     Вопрос: Черты характера, которые Вас отталкивают в человеке?
     Ответ: Больше всего ненавижу предательство.
     Вопрос: Ваши пожелания читателям газеты?
   Ответ: Ну, что же. Это, по сути, интервью в начале нового года, нового столетия, нового тысячелетия. Желать на тысячу лет – не подходит, на сто лет тоже не подходит. Правда, кое-кому, наверное, удастся прожить все это столетие. Но на нынешний год и на ближайшие годы я бы пожелал всем читателям, чтобы им стало лучше жить, чтобы они себя лучше чувствовали, чтобы друзья прибавлялись и надежда не покидала никогда.
    В общем, получается, что я желаю им добрых свершений. Добрых свершений!
 

 
 
 

Конференции

Новости

СМИ о М.С.Горбачеве

Книги