Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Новости

К списку новостей
17 августа 2018

Письмо М.С.Горбачеву. Михаэль Маар: "Мой отец сумел обрести внутренний покой благодаря Вашим мужественным действиям"

Дорогой господин Горбачев,

 
Я давно собирался написать Вам эти строки.
 
Моя благодарность к Вам идет от глубины моего сердца.
 
Родился я в 1964 году в Западном Берлине. Отцу моему, когда я родился, было уже 53 года. В молодости отец жил в Тюрингии, в Германской Демократической Республике. После второй мировой войны он стал активным членом либеральной партии в Восточной Германии, ЛДПД. Он выступал с критикой советских оккупационных властей того времени, его обвинили в шпионаже и приговорили к 25 годам исправительных лагерей в Сибири. В ГУЛАГе он провел 6 лет.
 
У меня сохранилось в памяти, что отец ненавидел всех русских. Мы много спорили, не соглашались друг с другом, но я ощущал, как велики его гнев и отчаяние. Временами я просыпался по ночам от того, что отец громко кричит во сне – нему снились его сибирские кошмары. Он был «ненавистником русских» до мозга костей.
 
И тут на мировую политическую сцену вступили Вы, господин Горбачев. И стали выступать за гласность и перестройку. В памяти моей все сохранилось до малейших подробностей, и у меня снова начинают течь слезы, как только я вспоминаю тот день, когда Вы в 1986 году выступили на 11 съезде СЕПГ (Социалистической Единой партии Германии). В ГДР Вы тогда приехали по приглашению Хонеккера.
 
Вместе с отцом мы внимательно слушали Вашу речь, которую в прямом эфире транслировало телевидение ГДР. Отец ждал, что Вы скажете, с любопытством, но в еще большей мере со скепсисом. Вы начали говорить, и у отца на лице появилось неприязненное выражение, как всегда, когда он слышал русскую речь. По ходу Вашего выступления отец отпускал реплики вроде: «Типичная болтовня. Бла-бла-бла, как обычно!» или «Абсолютно ничего нового!» Он произносил это с раздражением.
 
Но вот Вы, господин Горбачев, начали откровенно рассказывать о недостатках, которые есть в Советском Союзе. А затем заговорили о том, как Вы лично видите смысл и значение гласности и перестройки. И вдруг отец мой начал всхлипывать, а потом разрыдался. Сквозь слезы, он говорил какие-то слова вроде: «Невероятно! Как открыто Горбачев обо всем этом говорит! Да ведь он одной ногой уже стоит в могиле! Он рискует своей жизнью! В западном мире никто и понять не сможет, что здесь сейчас происходит…»
 
С этой минуты отец стал одним из самых верных Ваших «фанатов» и поклонников. Впервые в те дни он подверг критике западных политиков, за то, что они – по его убеждению – недостаточно Вас поддерживали.
Когда Рональд Рейган произнес у свою знаменитую фразу у Берлинской стены, потребовав от Вас: «Снесите эту стену!», отец страшно рассердился. До сих пор он одобрял политику Рейгана, а теперь раскритиковал его, говорил, что тот обязан был поддерживать Вас гораздо сильнее.
 
Но самое чудесное для меня было то, что состоялось примирение моего отца с русским народом. К концу своей жизни он произнес слова, которые шли из самой глубины его души: «Я друг русского народа! Я восхищаюсь Горбачевым!».
Это было полной, абсолютной неожиданностью – услышать такие слова от моего отца. Он испытывал к Вам, господин Горбачев, чувство громадной благодарности. Такую же благодарность испытываю к Вам и я.
 
Благодарю Вас от всего сердца за то, что мой отец сумел обрести внутренний покой благодаря Вашим мужественным действиям, и за то, что умер он, считая себя другом русских.
 
Господин Горбачев, спасибо Вам большое…
 
Желаю Вам всего самого лучшего.
 
Искренне Ваш,
 
Михаэль Маар
 
 
Ответ М.С.Горбачева М.Маару
 
 
 Уважаемый Михаэль Маар,
 
 
Благодарю за Ваше письмо.
 
Скажу откровенно, оно меня взволновало. История жизни Вашего отца – это настоящая человеческая драма, происходившая на фоне тектонических сдвигов в мировой политике. Кроме того, здесь затронута важнейшая тема – отношения между Россией и Германией, между русскими и немцами.
 
Мое отношение к немцам тоже менялось на протяжении моей жизни.
 
Вспоминаю, как в раннем детстве я восхищался немцами из соседней деревни, которые выпекали замечательные фигурные пряники. А всего пять лет спустя в наше село на Ставрополье пришли немцы-оккупанты в форме гитлеровского вермахта: нацистские войска вторглись в Советский Союз.
 
Десятки миллионов моих соотечественников погибли в боях или от последствий боевых действий и оккупации.
Уже после войны я увидел Сталинград и другие города, разрушенные, сожженные дотла. Чувством, которое преобладало тогда по отношению к немцам, была ненависть.
 
Шло время. Постепенно у нас начали налаживаться отношения, сначала – с немцами из Восточной Германии. Развернулось экономическое, культурное сотрудничество, завязывалась дружба, появились первые смешанные браки. Очень популярным стал обмен студентами. Когда я начал учебу на юридическом факультете Московского университета имени Ломоносова, одним из моих товарищей по комнате в общежитии был немец из ГДР, очень симпатичный парень, мы с ним подружились.
 
После смерти Сталина наше общество начало избавляться от наиболее уродливых явлений репрессивного сталинизма, от которых страдали многие мои соотечественники и от которых пострадал Ваш отец.
В годы перестройки произошли кардинальные изменения во внутренней и внешней политике нашей страны. Совместными усилиями удалось покончить с «холодной войной». Идя навстречу национальным чаяниям немцев, мы дали «зеленый свет» объединению Германии, позаботившись, чтобы оно носило мирный характер.
 
И хотя наша перестройка, к сожалению, оборвалась – это произошло по ряду объективных и субъективных причин, о которых я писал в своих статьях и книгах воспоминаний, – ее идеи по-прежнему живы. И тогда и сегодня многие сумели оценить искренность и честность наших усилий, которые предпринимались в интересах людей. Из Вашего письма я понял, что даже Ваш отец, который, подвергался репрессиям, который, как Вы пишете, ненавидел все русское, мгновенно понял суть наших реформ, увидел, что новая Россия идет по совершенно новому пути. И стал другом русских.
 
Для меня это особенно важно. Убежден, что русские и немцы – народы, имеющие долгую историю взаимоотношений, пережившие самую тяжелую, самую трагическую  из войн и сумевшие после этого найти дорогу к примирению, взаимопониманию, к сотрудничеству и дружбе – должны идти вместе. Вовсе не для того, чтобы получить от этого какие-то сверхвыгоды или преимущества перед другими. Я абсолютно убежден, что добрые отношения между русскими и немцами всегда приносят пользу не только нашим обоим народам, но и их соседям, всей Европе А сегодня, в условиях глобализации, – и всему миру.
 
Желаю Вам и Вашим близким всего наилучшего.
 
Жму руку,
 
Ваш
 
 
Михаил Горбачев
 
 
 
Москва, август 2018 года