Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Новости

К списку новостей
24 ноября 2014

Ханс-Дитрих Геншер. "Прекратите вражду! Стабильность в Европе возможно сохранить лишь действуя вместе с Россией, а не против России"

Эссе Ханса-Дитриха Геншера

Перевод С.Виноградова

 
Глобальный кризис здравоохранения, международный терроризм, войны, которые можно называть асимметричными, разгосударствленными или гибридными, а ещё и войны чужими руками, которые демонстрируют нам крайне лживые игроки на Ближнем и Среднем Востоке — всё говорит о том, что мир охвачен смутой. Миллионы людей превратились в беженцев. Во многих регионах мира похищение и убийство людей стали обыденным делом. В обществах северного полушария в качестве «лекарства» зачастую предлагают ксенофобию. Следует задать вопрос: куда идёшь ты, человечество?
 
Пока все вышеперечисленное происходит вокруг нас, Европа, которая при взгляде извне представляется стабильной, позволяет себе иметь на Востоке конфликт, который влияет на весь континент и далеко за его пределами и который разразился в самый что ни на есть неподходящий момент. Конфликт, который связывает наши силы, разрушает доверие, заставляет не видеть общие интересы, общую ответственность, а также и ошибки, допущенные всеми сторонами.
 
25 лет назад мы переживали счастливую осень, осень 1989 года, ту осень, которая прекратила холодную войну, ту осень, которая дала нам возможность искать какие-то новые перспективы. А что теперь? Разве не все мы надеялись на то, что конец холодной войны будет одновременно означать и конец раскола континента? Разве мы сейчас занимаемся строительством общего «европейского дома», о котором когда-то говорил Горбачёв? Что воплотилось из того, о чём мы тогда мечтали и что обещали друг другу? Что стало с Парижской хартией, со дня подписания которой 21 ноября исполнится 24 года? У нас остается всего один год, если мы хотим, чтобы 2015 год также стал годом счастливых воспоминаний.
 
Но это значит, что нам нужно всё начать сначала. Вновь востребовано новое мышление. Иногда бывает полезно вспомнить что-то и из старого — но только что-то хорошее, увенчавшееся успехом. Почему бы не вспомнить в этой связи, к примеру, великую и успешную политическую стратегию НАТО 1967 года, принятую на основе доклада Армеля?
Что же пошло не так?
 
Как бы то ни было, Европейский Союз использовал это время с пользой. Общий европейский внутренний рынок и евро давно уже стали реальностью глобальных масштабов, и это не явилось результатом великого заключения мира в 1989-1990 годах: ведь принципиальные решения были приняты раньше. Сначала было принято решение об общем рынке, а затем, на заседании Европейского совета в Ганновере в первой половине 1988 года, проходившем под председательством ФРГ, — о создании валютного союза. Значит ли это, что дело объединения Европы завершено? Ни в коем случае! И здесь требуются новые значительные шаги. Интеграция должна развиваться. Единая валюта требует единой экономической политики. Здесь также действует всё то же правило: кто остановился, тот отстал.
 
Поэтому те «вечно вчерашние», кто стремится мешать дальнейшей интеграции, на самом деле демонтажники, которые ставят под угрозу всё, что было достигнуто до сих пор. В 1989 году в ЕС было всего 13 стран, а сегодня их 28. Это огромное достижение в деле объединения Европы, беспрецедентный случай в истории, ставший возможным благодаря готовности стран континента к солидарности. Да, Европа сделала выводы из уроков, преподанных ей историей. Более того: никогда ранее за всю свою зачастую кровавую историю народы Европы не были так едины и так близки, как в 1989 году, когда они питали общие надежды и совместно мирно боролись за то, что мы сегодня характеризуем как «великая европейская революция за свободу».
 
Запад смог создать для этого рамочные условия, но осуществлена была эта революция великими личностями – Михаилом Горбачёвым, а также Лехом Валенсой, Вацлавом Гавелом, венгерскими реформаторами и великим множеством простых людей, вышедших во многих странах на улицы во имя свободы и демократии.
 
Самому многочисленному народу Европы — немцам — эти события принесли падение Берлинской стены и единое государство. А поскольку Германия является самой крупной страной в ЕС, то она несёт и самую большую ответственность за Европу. Поэтому мы и говорим о Германии как неотъемлемой части Европы.
 
Каждый в Германии должен знать, что благосостояние немцев не может сохраниться в будущем, если мы попытаемся обеспечить его, не заботясь о благосостоянии наших соседей или, что ещё хуже, за их счёт. После величайшей моральной, политической и военной катастрофы в нашей истории мы сказали «да» объединенной Европе и НАТО, которые без участия Германии не состоялись бы или, в любом случае, не смогли бы стать тем, что они представляют собой сегодня.
 
Благодаря политике «восточных договоров» и выступая локомотивом процесса создания СБСЕ/ОБСЕ, мы сумели ликвидировать враждебность в отношениях и, в конечном счёте, добиться сотрудничества между Западом и Востоком. Именно Германия была той страной, которая с самого начала поддерживала инициативу Москвы по созыву Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ). Правда, и для нас это было непреложным условием, при участии североамериканских демократических стран — США и Канады. Возникший на этой основе мировой порядок на пространстве от Ванкувера до Владивостока превратился в глобальный якорь стабильности. Этот процесс включил обе мировые державы – США и Советский Союз, а тем самым и ведущие ядерные державы в структуру стабильности. Эта структура черпала свои силы в том числе и из трансатлантического альянса, НАТО, объединяющего европейских и американских союзников.
 
Это стабилизирующее влияние требует, однако, и в будущем, чтобы пространство от Ванкувера до Владивостока продолжало осознавать свою совместную ответственность. Это требует также и расширяющегося сотрудничества во всех областях. Для этого необходимо взаимное уважение и равноправное сотрудничество. Разве не раздавались голоса тех, кто считал, что биполярный мир в формате «Вашингтон-Москва» сменился монополярным миром, полностью сфокусированном на Вашингтоне, и новым мировым порядком, в котором доминирует Вашингтон? Разве на Востоке не раздавались также голоса тех, кто в развале Советского Союза обвинял Запад, хотя это был Борис Ельцин, который делал всё для распада Советского Союза, чтобы лишить президента СССР его поста?
 
В результате этого возникла новая реальность, опирающаяся на волеизъявление народов. Это требовало взаимного уважения и равноправного сотрудничества. А разве не было сил, которые в полном соответствии со старым мышлением никоим образом не видели в окончании холодной войны преодоления раскола Европы, а лишь перенос разделительной линии из центра Берлина на западную границу России? Подобному развитию событий призвано было помешать преобразование Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Многие идеи, как например создание Европейского совета безопасности, которую выдвинул Вацлав Гавел (но не только он), были отметены.
 
Стабильность в Европе и для Европы возможна только при участии России и невозможна без неё, и уж тем более при противостоянии России. 
На западной границе России начинается Восточная Европа, а не Западная Азия. Эти огромные возможности не были – хочется надеяться, что только пока не были – использованы. Европейской зоны свободной торговли, включавшей бы в себя и Россию, не существует, хотя Путин в своем сопровождавшимся бурными аплодисментами выступлении в Германском Бундестаге положительно оценивал идею её создания. Почему мы не создаём единое экономическое пространство, которое включало бы в себя Европейский Союз и Россию?
 
Совет Россия-НАТО — смелый инструмент нового понимания безопасности — использовался всё меньше и меньше и в итоге полностью лишён смысла. Развёртывание систем противоракетной обороны в одностороннем порядке естественно изменяет архитектуру стабильности в Европе. Вместо того, чтобы обсудить это друг с другом в Совете Россия-НАТО, все стороны стали рьяно демонстрировать боевые знамёна — в воздухе, на воде и на суше.
 
Подстрекающие к войне дебаты между Востоком и Западом убивают всякие шансы на конструктивный диалог. Речь идёт о том, чтобы наказать Россию, и пренебрежительно зачисляют Россию в региональные державы. Однако те, кто считает и ведёт себя как победители в холодной войне, рискуют подготовить почву для новой холодной войны. Не следует забывать: без победителей нет проигравших, а без проигравших нет и ревизионистов. И ещё нельзя забывать: наращивание вербального противостояния всегда было началом чего-то худшего. Поэтому теперь нам пора заняться вербальным снятием напряжённости.
 
Нужно найти в себе смелость начать всё с начала, руководствуясь новым мышлением. Руководствуясь стратегической концепцией и стремлением к тому, чтобы учитывать свободу, честь, независимость и безопасность всех европейских народов, - неважно, больших или малых. При равенстве всех и без стремлений к превосходству. Вполне возможно, что ОБСЕ — несовершенная организация. В таком случае её необходимо улучшать. Народы Европы нуждаются друг в друге. Они могут бесконечно много дать друг другу. Поэтому нам необходимо провести работу по разбору завалов — причём с обеих сторон. Конечно, политика Москвы также не лишена ошибок. Один взгляда на ситуацию с Крымом даёт это ясно понять, но речь идёт не только об этом. Поэтому прежде чем судить других, каждый должен сначала посмотреть на себя.
 
Лишь новый старт с волей к сотрудничеству с обеих сторон предоставит нам шанс исправить ошибки прошлого и ликвидировать их последствия. Это касается всех, в том числе США и России. Они тоже нуждаются друг в друге и будут нуждаться друг в друге ещё сильнее, чем некоторые из действующих сегодня лиц думают. И давайте не будем забывать, что во времена разгосударствления вооружённых сил опасность распространения ядерного оружия растёт.
 
В 1967 году НАТО выступил перед общественностью с прекрасной инициативой — «докладом Армеля», названным в честь тогдашнего бельгийского министра иностранных дел Пьера Армеля. Альянс представил концепцию — настолько же смелую как и дальновидную, но при этом и простую. Эта концепция работала 22 года — с 1967-го по 1989-й, то есть не слишком долго. Германию объединили, потому что в итоге все стороны осознали европейский дом как обитель мира и сотрудничества.
 
Тот, кто смотрит на мир с его огромными глобальными вызовами, гигантскими потоками беженцев, неконтролируемой и лишённой государственности властью, с драматическими различиями в уровне жизни, в возможностях прожить достойную жизнь и получить доступ к образованию, на мир с его глобальными угрозами для здоровья и экологии, тот поймёт, в чём состоят вызовы глобализации и в чём состоит опасность того, что предоставляемые глобализацией шансы на успех будут упущены. Мы не должны бояться глобализации, но влиять на её развитие мы всё-таки должны.
 
Поэтому мы должны решиться на новое начало. Те, кто это отрицает, должны вспомнить слова Горбачёва, произнесённые им в 1989 году: «Того, кто опаздывает, жизнь наказывает». Давайте не будем обманываться: частью глобальной ответственности Европы является также и то обстоятельство, что для многих мы превратились в кузницу будущего, где куётся новый мировой порядок. Эти многие ждут, что живущие на пространстве от Ванкувера до Владивостока европейцы вновь осознают свою общую глобальную ответственность. Наши народы тоже ждут этого.
 
Федеральный канцлер и министр иностранных дел делают многое для того, чтобы не дать прерваться диалогу: федеральный канцлер только что работала над этим в Австралии, а министр иностранных дел — в Москве. Для того, чтобы превратить эти усилия в активную политику на пространстве между Ванкувером и Владивостоком, необходимы все.
 
От переводчика: Данное эссе Геншера является, в том числе, и комментарием к редакционной статье в этом же номере газеты, посвящённой анализу отношений и расхождений во взглядах на современную ситуацию в мире между канцлером Ангелой Меркель и министром иностранных дел Франком-Вальтером Штайнмайером, отношения к этим разногласиям представителей различных партий и населения.