Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Новости

К списку новостей
7 ноября 2014

Сергей Лукашевский: Падение Берлинской стены было следствием интеллектуальных импульсов

 …Падение Берлинской стены, безусловно, стало импульсом для будущего – но, в действительности,  само это событие  - падение  Стены - было следствием интеллектуальных импульсов. Если бы Михаил Сергеевич Горбачев  не произнес слова о перестройке и гласности, то многие процессы не оказались бы запущенными - их надо  было сначала назвать . Тогда создается интеллектуальный импульс.

Хочу напомнить, что одним из первых интеллектуальных импульсов, которые впоследствии привели к падению Берлинской стены, были выступления Андрея Дмитриевича Сахарова. В своем первом и самом известном эссе - размышлении о прогрессе, международной безопасности и интеллектуальной свободе – Сахаров формулирует  два главных тезиса.

Первый -  о разобщенности человечества,  символом чего является Берлинская стена. Сахаров утверждал, что она угрожает гибелью человечеству. Тогда, в 1968 г. было актуально говорить об этом , потому что речь шла о ядерной войне, возможной между двумя блоками. Можно переформулировать этот тезис так: угрозы, которые стоят перед человечеством, могут быть преодолены только сообща.
 
Второй тезис  Сахарова: человеческому обществу необходима интеллектуальная свобода.  И опять символом барьеров между людьми, препятствием  свободному  распространению информации, свободному перетоку знаний (не только физическому перемещению людей в мире) была Берлинская стена и, в целом,  железный занавес.
 
Но импульсы, вызванные поворотными событиями истории, могут затухать. Сейчас мы наблюдаем, как импульс, который был дан событиями 89-го года - не только событиями в ГДР, затухает. Число демократий не увеличивается в мире, а даже начинает уменьшаться. Мне кажется, что причина этого отчасти коренится в некоторых свойствах человеческой природы: когда не угрожает прямая опасность, внимание притупляется.
 
Поскольку падение Берлинской стены и новая политика отношений между советским блоком, социалистическим блоком и Западом, которую начал Горбачев, привели к снятию прямой угрозы ядерной войны, - внимание и ответственность у многих стали притупляться.
 
Падение Берлинской стены, снятие барьеров - не только в политическом смысле, но и в экономическом смысле  и  создание Европейского Союза естественным образом привели к экономическому развитию, росту благосостояния.  Но рост благосостояния  оборачивается тем, что люди увлекаются собственным развитием, карьерой, используют новые  возможности - те самые прекрасные, естественные возможности, которые открылись перед нами после падения Стены. Люди забывают о том, что свобода, демократия и уважение человеческого достоинства – ценности, которые нуждаются в постоянной, каждодневной поддержке.
 
Это глобальный процесс, и он проявляется во всех странах – в том числе, в тех, которые были и остаются сейчас демократическими. А в  международную политику возвращается то, что Сахаров называл эмпирико-конъюнктурным подходом,  который сейчас чаще всего называют реал-политик. Вновь торжество интересов ставится над международным правом и той самой идеей общности людей, которая, казалось бы, торжествовала двадцать пять лет назад…
 
Тем не менее, импульс, возникший в результате событий 89-го года, в странах Центральной и Восточной Европы, привел к тому, что эмоциональное стремление людей к свободе воплотилось в правовых институтах, торжестве принципа верховенства права. Там же, где такие институты и такую правовую систему не удалось создать или удалось в меньшей степени, как, например, в странах СНГ, в большинстве случаев мы видим, как тот импульс затухает…

Нельзя не замечать ползучего торжества анти-права – права силы, которому человечество может поставить - не стену, а заслон - только сообща.