Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Новости

К списку новостей
23 октября 2014

Сэм Грин. Свобода

Сэм Грин (Samuel A. Greene)  - политолог, директор Института России
при Лондонском королевском колледже
 
Стоит вернуться к тому, что произошло после того, как Берлинской стены не стало. Горбачев дал понять, что Советский Союз не будет защищать социалистические режимы ЦВЕ от их собственных народов, которые не желают жить при социализме…

Ответ на вопрос, что же изменилось после 1989 г., следует искать именно в том, что произошло с системой отношений между обществом и государством.

Изменилась одна очень важная вещь: успех и перспективы гражданина более не зависят в решающей степени от государства.
 
Это изменение произошло во всех странах бывшего соцлагеря (возможно, частичным исключением являются лишь Туркмения и Узбекистан). К тому же всюду кроме этих двух стран тоталитаризм мертв, а значит, в регионе в целом идеология почти не играет роли. В совокупности эти два измёнения привели к фундаментальным сдвигам в общественно-государственных отношениях, но не всегда в пользу свободы…
 
Демократия — не Берлинская стена. На ней нет колючей проволоки, по ней не ходят вооруженные пограничники. Она никого не удерживает. Но если ее обойти, если бежать от нее подальше в поисках лучшей жизни, она становится абсурдной не в меньшей степени, чем двадцать лет назад Берлинская стена. И от этого абсурда она точно так же может рухнуть.
 
Конечно, на это рассуждение можно возразить: мол, бегут не от демократии, а из одной демократической страны в другую. И вообще, причем здесь демократия — речь же шла о свободе. И какая же это свобода, если она не подразумевает возможность уехать? Это, безусловно, верно, но не меняет сути происходящих процессов. Людей, как и прежде, в первую очередь интересуют личное благосостояние (во всех его проявлениях, не обязательно только материальное) и перспективы для детей. Политика — средство достижения этих целей. Берлинская стена мешала людям главным образом именно поэтому, а не по политическим причинам. Новая «демократия» людям, может быть, и не мешает, но, по всей видимости, недостаточно способствует в реализации их устремлений, по крайней мере, так считают они сами. И так же, как и стена, она может исчезнуть.