Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Конференции

К списку

Открытие конференции

О.М. Здравомыслова. Сегодняшний семинар открывает совместную программу Горбачев-Фонда и Института Кеннана, которая, как мы надеемся, будет развиваться.

 
Начало нашему партнерству было положено в 2009 году, когда мы провели очень содержательную, по признанию всех ее участников, дискуссию «Россия и Америка: как мы видим друг друга» http://www.gorby.ru/activity/conference/show_767/.
 
Мы обсуждали тогда тему, близкую сегодняшней, ‒ хотя и не совсем в том ключе, в котором будем говорить на этот раз. Но дискуссия двухлетней давности, несомненно, стала стимулом для нового проекта Горбачев-Фонда и Института Кеннана, который мы рассматриваем в числе постоянных и надежных партнеров Фонда.
 
Михаил Сергеевич Горбачев передает участникам семинара привет и желает плодотворной работы. Он считает, что тема семинара и проекта в целом исключительно важна в общественной дискуссии, которая идет в мире и в России.
 
Что касается нашей страны, то чем больше времени проходит с того дня, когда прекратил существование Советский Союз, тем более значимыми становятся для России проблемы, связанные с культурным разнообразием населяющих ее народов. 
 
А сейчас я передаю слово Эмилю Паину.
 
Э.А. Паин. На небольшое время, я потом еще раз возьму слово. Пока же я передаю его Михаилу Александровичу Федотову, председателю Совета при Президенте РФ по развитии гражданского общества и правам человека. Этот Совет ‒ один из организаторов нашего семинара. Межкультурное взаимодействие ‒ новое направление в Совете, которого не было раньше, до того, как Михаил Александрович его возглавил. По сути, это одно из первых публичных мероприятий для членов Рабочей группы по содействию гражданской интеграции этнокультрных общностей, сложившейся в рамках Совета. Члены и эксперты этой группы составляют немалую часть участников нынешнего семинара, по поводу которого я попрошу высказаться Михаила Александровича.
 
М.А. Федотов. У сегодняшнего мероприятия замечательные отцы: Институт Кеннана, Фонд Горбачева и президентский Совет по развитию гражданского общества и правам человека.
 
На собственном опыте я убедился в 2004 году, сколь много могут дать даже несколько месяцев стажировки в Институте Кеннана, когда получаешь и время, и материал для работы. В голову приходили умные мысли, а текучка не мешала им закрепляться в письменном виде.
 
Хорошо, что это мероприятие проходит здесь, в Фонде Горбачева, потому что с именем первого и единственного президента СССР Михаила Сергеевича Горбачева в истории нашей страны связаны первые попытки мирного урегулирования межкультурных проблем, межэтнических конфликтов. В прежние времена о событиях в Нагорном Карабахе, Сумгаите, Баку мы бы и не узнали. Как и в случае с Новочеркасском, любые народные волнения были бы подавлены силой, но так, чтобы даже слухов не осталось. Именно благодаря провозглашенной Горбачевым политике гласности общество стало постепенно привыкать к свободе, безбоязненно обсуждать свои проблемы, отстаивать свои права. Вот тут-то и возникли конфликты. Хотя их причины сложились намного раньше, но именно в условиях свободы конфликты вышли на поверхность. К сожалению, далеко не все из обнаружившихся в ту пору конфликтов получили урегулирование, но хорошо уже то, что была доказана бесперспективность их разрешения методами ковровых бомбардировок и закатывания общества под асфальт.
 
Третьим со-организатором сегодняшней конференции стал Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. Созданный еще в 1993 году, Совет никогда прежде не занимался проблемами межкультурного взаимодействия и этнополитических отношений, что, безусловно, было большим упущением. Поэтому, как только представилась возможность дополнить состав Совета, я немедленно предложил президенту Дмитрию Медведеву рассмотреть кандидатуру Эмиля Абрамовича Паина. Именно с его приходом в работе Совета появилось новое тематическое направление, без которого в нашем многонациональном государстве заниматься вопросами развития гражданского общества бессмысленно, как, кстати говоря, и защитой прав человека. Для реализации этого направления была создана Рабочая группа по гражданской консолидации этнокультурных общностей, в которую вошли многие участники нынешней конференции. За что всем им огромное спасибо.
Первой пробой пера новой Рабочей группы стало выездное заседание Совета в Дагестане. Хотя далеко не все эксперты Рабочей группы смогли приехать в Махачкалу, но, тем не менее, разговор получился, на мой взгляд, интересный, важный и очень напряженный, с невероятным накалом страстей. Понятно, что первое прикосновение к этой проблематике в «горячих точках» вызывает сильные ожоги. Но ею надо заниматься, если мы не хотим, чтобы государство сгорело в прямом и переносном смысле. 
 
В самое ближайшее время, 5 июля 2011 года, на Северном Кавказе состоится встреча Совета с президентом Дмитрием Медведевым. На эту встречу мы предполагаем вынести вопрос об этнополитической ситуации на Северном Кавказе и перспективах гражданского участия в ее нормализации. Идея провести встречу с Советом именно в северокавказском регионе принадлежала самому президенту. Он же сформулировал и основную тему – права человека. Разумеется, концентрироваться только на правозащитной тематике – значит абстрагироваться от причин и условий, порождающих произвол и беззаконие. Потому что попрание прав человека – это всегда лишь трагические цветочки. Важно понять, откуда эти цветочки растут, кто их удобряет и чем.
 
Поэтому так важно сконцентрировать внимание на поиске причин и, что самое главное, на поиске путей их преодоления, на поиске ненасильственных методов достижения гражданского мира и согласия, поскольку метод силового решения проблем не только противоречит гуманистическим обычаям XXI века, но и на поверку оказывается неэффективным, ненадежным, коррупциогенным.
 
В поиске оптимальных решений разумнее всего опираться именно на научную мысль, хотя практикующие политики обычно редко бывают в библиотеках и на научных конференциях, предпочитая исходить из собственного здравого смысла, полного предрассудков и заблуждений. Вот почему я с такой надеждой ожидаю результаты сегодняшней дискуссии. Именно благодаря серьезным научным обсуждениям за круглым столом можно надеяться получить ответ на вопрос о новых моделях межкультурного взаимодействия.
 
Э.А. Паин. Мне бы, конечно, надо рассказать о вкладе представляемого мною московского офиса Института Кеннана в развитие программы «Вызовы культурного разнообразия». Наш офис ее задумал и считает одним из трех основных направлений своей научно-просветительской деятельности. Но об этом мы еще успеем поговорить, поскольку уже в сентябре будет продолжение этой программы в форме публичной лекции директора Института Кеннана Блэра Рубла и ее обсуждения.
 
Пока же я обозначен в программе нашего семинара выступающим в жанре приветствия. Но нас приветствующих трое, а времени мало, поэтому с приветствием можно уже и закончить. Я перехожу в жанр озадачивания. Сегодня, как вы знаете, мы переживаем кризис концептуальных подходов в сфере межкультурного взаимодействия. Проявлением этого кризиса были выступления в конце 2010 ‒ начале 2011 года ведущих политиков Европы с критикой мультикультурализма. В отличие от России, в Европе политики говорят после экспертов. Это у нас лидеры страны могут проснуться утром и решить, что нужно создать какой-нибудь фронт или поменять часовые пояса. А в нормальной политической практике обычно радикальное выступление политика означает, что в экспертном сообществе уже что-то изменилось.
 
Действительно, более чем за год до того, как А. Меркель, Д. Кэмерон, Н. Саркози и другие высказались по поводу того, что существовавшая почти сорок лет концепция мультикультурализма «провалилась», подобная оценка, в более мягкой форме, уже содержалась в «Белой книге по межкультурному диалогу» Совета Европы (2009). Эта оценка отразила перемену мнений в экспертном сообществе. Но возникает вопрос: что именно в мультикультурализме ныне подвергается критике? Вряд ли отрицается сам факт роста культурного разнообразия мира и каждой страны в отдельности. Уж это обстоятельство, безусловно, признается всем научным мировым сообществом. Не отрицают его и политики. Так против чего же они выступали?
 
Мультикультурализм задумывался как политический способ обеспечения такого культурного взаимодействия, которое бы: (а) сохраняло своеобразие народов и религий; (б) обеспечивало их единство в масштабе государства и мира. Как раз единства и не наблюдается. Мультикультурный раскол ‒ вот что признается сегодня политиками, да и экспертами в разных странах мира. Нас интересует, в какой мере это обусловлено в том числе и политическими решениями.
 
Если мы признаем, что существовавшие теоретические и политические основы неудовлетворительны, что дальше? К чему мы идем? Какие есть замены? Строго говоря, это центральные вопросы всего нашего обсуждения. Нас интересует выход на практические решения. И не вообще, а прежде всего применительно к России и постсоветскому миру, который сохраняет некую специфику.
 
Значит, еще один вопрос, который нам придется обсуждать так или иначе: а в чем состоит культурная специфика России? У представителей власти сейчас заметна тяга к специфичности. Об «особой российской цивилизации» заявляет и первый заместитель руководителя Администрации Президента РФ В. Сурков, и директор Департамента межнациональных отношений Мнинистерства регионального развития РФ А. Журавский. Это спорный тезис. По крайней мере, мы в Институте Кеннана с ним спорили. Вышла книга «Идеология “особого пути” в России и Германии: истоки, содержание, последствия», главная идея которой состоит в том, что концепция особой цивилизации идеологизирована. Она не отражает, строго говоря, специфики, она ее придумывает. Вот таков наш подход, хотя с ним можно спорить.
 
И наконец, половину времени нашего семинара мы посвятим анализу конкретных позитивных практик культурного взаимодействия. Пока все эти практики построены по принципу рационализации ситуации здесь и сейчас. Но нас интересует не только ситуация в конкретном селе Дюдюевке или в конкретном районе. Как только мы захотим посмотреть, возможно ли продлить этот позитив в дальнейшем и перенести его на более широкую территорию, мы должны будем подумать о неких теоретических обобщениях. Мы должны будем задуматься о потенциале применимости этой позитивной практики. И это один из центральных, может быть, даже самый важный вопрос, который мы должны обсудить на нашем семинаре.