Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Конференции

К списку

Т.Г.Мерзлякова

Межнациональные отношения в России. Стереотипы и реальность

Когда я сегодня слышу новомодное слово «толерантность» применительно к национальным отношениями, то невольно вспоминаю свои былые годы. В многонациональных Алтае и Урале, где прошли мои детство и юность, было не принято задумываться о национальной принадлежности людей. Хотя в паспорте она независимо от желания или нежелания владельца указывалась. И не только в паспорте – во всех официальных документах.
Еще совсем недавно слово «нацизм» в нашем сознании связывалось только с Великой Отечественной войной, казалось, что такое явление может быть только в прошлом. Мы были свято уверены, что национальная и расовая нетерпимость свойственны только загнивающему Западу. А слово «толерантность» мы в молодости совсем не употребляли. Хотя толерантными были. В университете рядом со мной учились ребята из Киргизии, Узбекистана. Армении, Азербайджана, Чечено-Ингушетии. Счастливчиками считались те, кому удавалось поехать в национальные республики на практику или распределиться туда на работу. 
 
Я нисколько не идеализирую прошлое. Наверное, негативные проявления были всегда. Но, самое главное, население многонационального Советского Союза в подавляющем большинстве их не поддерживало.
Мне казалось, что заложенного во времена Советского Союза запаса прочности хватит надолго. Несмотря на то, что многие русскоязычные люди вынуждены были фактически бежать из охваченных гражданской войной вновь возникших государств, жители Свердловской области доброжелательно относились к приезжим. И до сих пор представители коренного населения, как правило, мои ровесники, приводят ко мне плохо говорящих по-русски обиженных трудовых мигрантов, пытаются отстоять права граждан стран СНГ на получение в России пособий и пенсий. Старшее поколение еще помнит, что мы жили в едином государстве и горе, и радости у нас были общие.
Но времена изменились. Наверное, никто точно не скажет когда и почему, но мы вдруг разделились на своих и чужих. Проявления национальной нетерпимости стали реальностью. События, произошедшие на Манежной площади в Москве, – это тревожный звонок нам всем, и прежде всего представителям власти – что-то не так у нас с национальной политикой.
 
Я могу долго рассказывать о том, как много сделано в Свердловской области для укрепления мира и дружбы между народами, для сохранения национальной самобытности, для воспитания культуры толерантности. При губернаторе области создан Совет по делам национальностей, в который входят представители всех крупных диаспор и национально-культурных обществ и автономий, стали традицией Дни народов Урала, фестивали, народные праздники, создана уникальная Межнациональная библиотека, регулярно выходят теле- и радиопередачи, посвященные жизни различных народов.
 
И вместе с тем не могу не отметить, что со стороны коренного населения и со стороны переселившихся на Урал представителей некоренных народов стало явно проявляться непонимание и недовольство.
 
Произошедшие во второй половине 2010 года конфликтные ситуации, их обсуждение уральцами в Интернете, свидетельствуют о том, что имеющийся запас прочности не безграничен. Комментарии, которые оставили читатели различных интернет-ресурсов к новостям о происшествиях с национальным компонентом, свидетельствуют, на мой взгляд, о росте межнациональной напряженности и в Свердловской области.
 
Дорожный инцидент с участием атташе консульства Кыргызской Республики, выстрел в лицо водителя грейдера, произведенный выходцем из Чечни, смерть жестоко избитого в драке с армянами жителя города Артемовского вызвали бурное обсуждение в сети Интернет. Участники жарких дискуссий высказывали серьезные опасения, что виновные откупятся и никакой ответственности за содеянное не понесут. Не вдаваясь в подробности инцидента, люди защищали капитана милиции, задержавшего киргизского дипломатического работника, давая резкий отпор всем, кто напоминал о положениях Венской конвенции. Даже сообщество автомобилистов, никогда не испытывавшее к сотрудникам ГИБДД симпатии, горой встало на защиту капитана! Когда я предприняла попытку разобраться в произошедшем конфликте, призвала стороны к диалогу – услышала пожелание оправить меня в Кыргызстан.
 
Не заметить неладное уже невозможно. И меня очень беспокоит стремление наказать тех, кто высказал свое мнение, вместо того чтобы искать причины, истоки, разбираться с тем, что произошло. В ноябре прошлого года мне стало известно, что работники милиции усмотрели в действиях сотрудников редакции «Егоршинские вести» признаки преступления, предусмотренного частью 1 статьи 282 Уголовного кодекса РФ (возбуждение ненависти либо вражды, совершенное с использованием СМИ). Милиционеры были крайне возмущены тем, что журналисты сначала сделали достоянием общественности факт гибели жителя Артемовского после драки с представителями армянской диаспоры, а затем опубликовали отклики своих читателей.
 
А вот расследование причин гибели молодого человека началось только после того, как по моей просьбе дело было взято на контроль руководителем Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Свердловской области. И практически сразу арестовали подозреваемого. Им оказался сын руководителя местной армянской общины, на которого изначально и указывали друзья погибшего.
 
В начале декабря прошлого года все издания облетела весть о наглом преступлении – водитель машины «Инфинити» выстрелил из травматического пистолета в лицо грейдериста, попросившего убрать дорогую легковушку с дороги. Личность нарушителя установили быстро, его объявили в розыск. На следующий день жители области узнали, что он согласился сдаться добровольно и вместе с представителем чеченской диаспоры назначил милиционерам встречу, на которую поехал начальник УВД города Екатеринбурга. По версии представителя диаспоры водитель дорогой иномарки – человек безработный, права которого нарушаются в России, травматический пистолет он нашел и ехал сдавать, а вот грейдерист сам оскорбил его, а потом еще и применил электрошокер. Думаю, что не стоит даже упоминать, какие это вызвало отклики! Особенно после того, как стало известно, что избранная мера пресечения с лишением свободы не связана.
 
Не скрою, читать многие высказывания очень неприятно. Но я категорически не поддерживаю идеи по введению цензуры в Интеренете. Власти необходимо знать, что думают люди, чего они ждут, что их беспокоит. Редактор газеты, опубликовавший часть не самых радикальных комментариев, стремился донести до представителей правоохранительных органов, до местной власти тревогу: зреет конфликт. И меньше всего он ожидал, что виноватым может оказаться сам.
 
События, которые происходят сегодня по всей стране, свидетельствуют об одном: в массовом сознании сложились стереотипы, которые крайне негативно сказываются на развитии межнациональных отношений в нашей стране. Коренных жителей России все больше беспокоит, что у них меньше прав, чем у гостей с юга. Многие убеждены, что законы в нашей стране не применяются единообразно. Что национально-культурные общества, диаспоры, создание которых в целях сохранения национальной самобытности мы так поддерживали, используя различные средства и способы, стремятся увести представителей своих народов от ответственности за совершенные преступления. Такие факты есть. Их необходимо предавать гласности и добиваться наказания в первую очередь правоохранителей, которые по какой-то причине не привлекли к ответственности виновного, не увидели преступления. 
 
И работать нам всем надо с учетом того, что эти проблемы есть и мифы сложились. Только выработав совместно правила общежития, нормы поведения, мы сможем вернуть межнациональный мир.
 
Не раз и не два мы проводили в офисе уполномоченного по правам человека переговорные площадки на тему национальных конфликтов. Например, собирали за одним столом лидеров грузинской диаспоры и руководителей правоохранительных органов. Расходились они, найдя точки соприкосновения, понимая друг друга.
И все же по-прежнему вызывает тревогу встреча с активистами группы «Фотльксштурм», уральскими скинхедами. Впервые я решилась выступить в защиту неопределенного круга лиц. Их никто не знает, тех людей, которых били, пытали только за то, что они не славяне. Скинхеды уральского происхождения сохранили в своих телефонах видеозаписи жутких сцен насилия. Они ими гордились.
 
Самые грозные слова в их адрес звучали от правоохранителей ‒  «преступники», «подонки». Но они ведь здесь родились и выросли, их нам никто с парашютом не сбросил. Значит, это явление имеет какие-то корни, причины, мотивацию к действиям. И именно сюда, в глубь явления, мы должны вникнуть, чтобы не допустить распространения этой чумы.
 
Пустые души молодых, незанятое время, обиды расслоения и многое другое привело молодых ребят в «Фольксштурм». А далее им уже внушали, что милиция прикрывает нерусских, что те, кто здесь не родился, сегодня вытеснили их родителей с рабочих мест. Ложное понимание патриотизма, поскольку иного нет, привело их к преступлению. Они осуждены, но не появится ли у них смены? Многое сейчас делается для этого, но справиться с поставленной задачей можно будет, если мы извлечем уроки из ошибок, которые были сделаны в постсоветский период.
 
Э.А. Паин. Мы с вами выслушали сводку с фронта межкультурного взаимодействия, и на этом фронте не без перемен, а перемены к худшему. Очень поучительное, на мой взгляд, выступление. Прежде всего в нем отразилось то, что нынешний политический и социальный порядок все больше воспринимается населением как нелегитимный, как непорядок. А эта неудовлетворенность на определенных этапах (так бывает не только в России) выражается в форме этнической или религиозной ненависти. Люди ощущают, что у них меньше прав, чем у приезжих. Да нет, у них меньше прав, чем у властей, но восприятие, что меньше прав по сравнению с приезжими, значительно проще.
Но было и позитивное в докладе ‒ о роли, которую играют в кризисных ситуациях люди неравнодушные, которые могут кого-то охладить, кого-то посадить за стол переговоров, и если бы их было хотя бы чуть-чуть больше, то, может быть... Нет, переворота не было бы, но, по крайней мере, локальная ситуация могла бы быть несколько менее конфликтной.