Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Конференции

К списку

Д. Петров

Мне хотелось бы сказать, буквально, несколько слов о двух вещах: о капитализации идей и ресурса 1968 и 1988 года и о наследовании этих идей и этих целей. Тут приходится разделить, безусловно, разговор на две части – повторяю, очень кратко.

Первое. На Западе и в Восточной Европе тем людям, которые выросли в 1968 году и продолжали расти дальше, весьма успешно удалось капитализировать тот колоссальный энергетический ресурс, который дал 1968 год и в Восточной Европе, и в Западной Европе, в Соединенных Штатах.

Если мы вспомним движение зеленых в ФРГ и вообще на Западе, то это, конечно же, наследники 1968 года. Если мы вспомним польскую «Солидарность» и этих замечательных ребят - таких, как Адам Михник, Модзелевский, Яцек Куронь и других, - то, безусловно, эти люди пришли из 1968 года. И я помню, когда Даниэля Кон-Бендиту судили в ФРГ, он сказал в своем слове: «Ребята, здесь на самом деле я выступаю как защитник польских диссидентов, которых сейчас судят в Варшаве». Имел в виду того же самого Михника.

Но заметьте, польская «Солидарность» - во многом,  не только профсоюз, не только рабочее движение, это та ситуация, когда от формата и регламента интеллектуальной дискуссии польские диссиденты перешли в ситуацию политического, духовного и концептуального штаба рабочего протестного движения. Это принципиально два разных формата. И это был колоссальный прорыв, колоссальная капитализация.

Что же касается Штатов, я могу сказать только одно: 1968 год и что началось здесь потом, после 1968 года. Если мы вспомним тех немногих, кто вышел тогда на Красную площадь, и тех немногих, кто потом продолжал сопротивляться режиму, то мы, безусловно, можем сказать, что о существенной капитализации придется вести речь долго, потому что это сложная штука. Поэтому я буду говорить о целях.

И совершенно очевидно, когда сегодня, возвращаясь к 1968 году, когда сегодня - во многих выступлениях, - возвращаясь к 1988 году, и когда сейчас в 2008 году, я снова думаю о том, что мы можем наследовать оттуда,  - я вижу, что наследовать нам приходится все те же самые цели. Их легко перечислить: это демократизация, это гражданское достоинство, это гражданское общество, это свобода. Это экономическая свобода, это гражданские свободы, это политические свободы. Всё то же самое. И тут мы  можем еще унаследовать нечто от наших польских, славянских друзей,  сумевших перевести политическую и интеллектуальную дискуссию в кафе или на кухне в формат деятельностный - в формат того самого политического, интеллектуального штаба, который смог воплотить их задачи и цели.