Подписаться
на новости разделов:

Выберите RSS-ленту:

XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека.

     
English English

Конференции

К списку

Б.Ф. Славин

2008 год – Россия снова стоит перед выбором. Она проиграла в своей истории несколько социально-политических моделей. В период перестройки она отвергла модель бюрократического социализма. Она осудила «шоковую терапию» Ельцина-Гайдара. С приходом новой власти в России ХХ1 века и возрождением господствующей национал-патриотической идеологии, встает вопрос: что же делать? Куда двигаться дальше?

Как показывает разворачивающийся финансово-экономический кризис, модернизировать либеральный фундаментализм невозможно В этом смысле Маркс, от которого многие отвернулись, оказался прав: капитализм органически несет в себе периодические кризисы и избавиться от них нельзя, не избавившись от капитализма как системы. Не менее очевидно, что национал-патриотическая идеология приведет нас только в новое средневековье, а то и похуже. Что же сегодня может быть альтернативой этим парадигмам нашей жизни? Думаю, ответ можно найти в истории, в частности, в событиях 1968 и 1988 года.

 

Я думаю, что идея подлинной свободы пробудилась именно тогда, когда заговорили о «социализме с человеческим лицом». В нем нашли свое отражение идеи ХХ съезда партии в Советском союзе, практика самоуправления в Югославии, социальные достижения западной социал-демократии. В итоге пражским реформаторам удалось существенно демократизировать общество, ослабить цензурные рамки, добиться политического и идеологического плюрализма в общественной жизни, начать разработку рыночной реформы.

Все это не могло не напугать руководство КПСС, тяготеющую к неосталинизму, и руководителей компартий Восточной Европы, боявшихся потерять власть в ходе повторения «Пражской весны» в их странах. В итоге чехословацкий народ получили танки стран Варшавского договора на улицах Праги, а гуманистическое и демократическое обновление реального социализма задержалось на двадцать лет.

По «мистической» закономерности истории события «Пражской весны» 1968 года совпали с майскими событиями 1968 года. Начавшись по инициативе студентов в небольшом городе Нантре близ Парижа, они затем перекинулись на всю страну. Студентов сразу поддержали рабочие, начавшие общенациональную забастовку, в которой приняло участие более десяти миллионов человек.

Что же хотели французские студенты и рабочие в 1968 году? По сути дела того же, что и трудящиеся Чехословакии – свободы, гуманизма, ликвидации бюрократического устройства общества. Вот лишь несколько лозунгов тех времен, подтверждающих эти требования.: «Запрещать запрещено» «Скука контрреволюционна». «Вся власть воображению!» «Будьте реалистами, требуйте невозможного! (Че Гевара). «Не торгуйтесь с боссами! Упраздните их!». «Ты нужен шефу, а он тебе нет». «Рабочий! Тебе 25 лет, но твой профсоюз из прошлого века!».  «Твоё счастье купили. Укради его!» и др. Как мы видим, попытки сугубо культорологической или эстетической интерпретации майских событий во Франции (эдакий «майский хэппенинг»), не соответствует действительности

Как известно, майские события закончились отставкой Де-Голля, избранием нового парламента и президента, но социально - политическая система осталась прежней. Количество «запретов» не только не уменьшилось, но даже увеличилось, стало больше бюрократии и различных «страхов», порожденных глобализацией, социальными и национальными антагонизмами. Все это говорит о том, что: исторический выбор французами, как и другими нациями, тогда не был завершен, ибо небыли решены те задачи, которые люди рано или поздно решат в истории, т.е. создадут поистине «свободное человеческое общество», исключающее наемное рабство, социально-экономическое, нравственное и духовное отчуждение людей.

Потребность в таком обществе никуда не исчезает. Особенно сильно она проявилась в Советском союзе, двадцать лет спустя после весенних событий в Праге и Париже. Я имею ввиду, конечно, Перестройку, которая на третьем году своего существования (1988 г.) провозгласила программу перехода к  «гуманному демократическому социализму», и тем самым задала исторический вектор будущих преобразований в стране и мире.

Многие противники, да и некоторые «друзья» Перестройки считают ее неудавшимся экспериментом. По их логике ее поражение было закономерно, ибо система реального социализма, которую они пытались реформировать, была не реформируема, в принципе. По мнению одного из известных «прорабов» Перестройки эта система «заржавела настолько, что все новое было для нее враждебно. Самообновиться она не могла». (См.: Яковлев А.Н. Омут памяти…Книга 2.- М.: Вагриус, 2001,с.27). Спрашивается, зачем было тогда начинать Перестройку, если общественная система была не реформируема? Историю делают люди, и нет таких социальных систем, которые нельзя было бы изменить, или реформировать. На самом деле, Перестройка была достаточно успешным процессом изменения устаревшей модели советского общества, предполагавшее окончательное устранение тоталитаризма. В этом смысле она является своеобразной антитоталитарной революцией, которая была призвана осуществить на практике модель «гуманного демократического социализма». И эти преобразования во многом удались.

Достаточно сказать, что за годы Перестройки начались социально ориентированные рыночные преобразования, стало развиваться самоуправление в трудовых коллективов, в социальной сфере повышались зарплаты и пособия, развивалось жилищное строительство. Но особенно много было сделано в политической и духовной сферах общества. Начали полностью реализовываться политические права граждан, были проведены альтернативные парламентские выборы, прошел всенародный референдум о будущем Союза, появились первые ростки многопартийности, большими тиражами выходили оппозиционные газеты и транслировались соответствующие программы телевидения. В истории навсегда останутся популярные слова того времени: «демократизация» и «гласность». И это были не только слова. Именно в годы Перестройки произошла отмена цензуры, были открыты спецхраны и граждане начали свободно выезжать за границу. Во внешней политике перестройщикам удалось покончить с «холодной войной», начать разоружение и реально отодвинуть угрозу атомного Апокалипсиса. Все эти факты полностью опровергают голословные суждения о «безуспешности» перестроечного эксперимента», о нереформируемости советского общества и бесперспективности социализма как возможной модели будущего.

Возражая З. Бжезинскому, который говорил мне, что нет реального примера существования «социализма с человеческим лицом» (Берелович тоже это сегодня подтвердил) я отвечал, как же нет, а куда вы денете семь лет перестройки в Советском союзе и «Пражскую весну» в Чехословакии? Разве они не доказывают реальность и необходимость гуманного и демократического социализма? Я думаю, поскольку бюрократический социализм и капитализм с «нечеловеческим лицом», абсолютное большинство людей не принимает, остается «третий путь» создания «социализма с человеческим лицом». Именно он может избавить человечество от стихийного развития, безработицы, социального и национального унижения.

Реплика. А «капитализм с человеческим лицом»?

Славин Б.Ф. Он не получается, как показывает и еще больше покажет идущий финансово-экономический кризис..